Версия для печати
Журнал международного права и международных отношений. 2016. № 3-4 (78-79). С. 66—74.
Journal of International Law and International Relations. 2016. N 3-4 (78-79). P. 66—74.

международные экономические отношения

Формирование промышленной политики Кыргызстана и реформирование его промышленного комплекса в период с 1991 по 2015 г.

Василий Гурский

Автор:
Гурский Василий Леонидович — кандидат экономических наук, докторант кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: vhurski@yandex.ru
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Данильченко Алексей Васильевич — доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Криворотько Юрий Васильевич — доктор экономических наук, доцент, заведующий кафедрой бухгалтерского учета, анализа и аудита экономико-правового факультета БИП — Института правоведения

В статье проводится комплексный анализ процесса формирования современной концепции промышленной политики Республики Кыргызстан в контексте реформирования и развития промышленного комплекса в период с 1991 по 2015 г. Определены основные этапы реформирования, ключевые проблемы в развитии промышленного комплекса Кыргызстана, механизмы и инструменты промышленной политики, проводимой на современном этапе. Выявлено, что темпы роста промышленного производства и ВВП в целом несопоставимо ниже темпов роста инвестиций. Привлеченные низкими ценами на сырьевые ресурсы и активы компаний инвестиции направляются преимущественно в геологоразведку и производственную базу по вывозу ценных ресурсов из страны. При этом рост инвестиций сопровождается значительным сокращением рабочих мест в промышленности Кыргызстана. Рост экспорта золота сопровождается ростом внешнего долга страны и хроническим дефицита бюджета. Обосновывается тезис о том, что политика сокращения регулирования бизнеса государством приводит к нарушению баланса интересов государства, инвестора и местного сообщества.

Ключевые слова: Евразийский экономический союз; интеграция; Кыргызстан; промышленная политика; промышленность; промышленный комплекс Республики Кыргызстан; реформирование экономики; структура промышленности.


«Formation of the Industrial Policy in Kyrgyzstan and Its Industrial Complex Reform Process from 1991 to 2015» (Vasili Hurski)

A comprehensive analysis of the formation of the modern concept of industrial policy of the Republic of Kyrgyzstan within the context of reform and development of the industrial complex in the period from 1991 to 2015 is given in the article. The article defines the main stages of reforms, key issues in the development of the industrial complex of Kyrgyzstan, mechanisms and instruments of the industrial policy carried out at modern stage. It is revealed that the growth rate of industrial production and GDP as a whole is incomparably lower the investment growth than rate. Attracted by low prices for raw resources and assets of the companies, investments are directed primarily in the exploration and production base for the export of valuable resources from the country. The growth of investments is accompanied by a significant reduction of jobs in the industry of Kyrgyzstan. The growth of gold exports is accompanied by growth of external debt and a chronic budget deficit. The author substantiates the thesis that the policy of reducing state regulation of business results in the violation of balance of interests of the state, the investor and the local community.

Keywords: economic reforms; Eurasian Economic Union; industrial complex of the Republic of Kyrgyzstan; industrial policy; industrial structure; industry; integration; Kyrgyzstany.

Author:
Hurski Vasili — Candidate of Science (Economy), candidate for a doctor’s degree of the Department of International Economic Relationbs of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: vhurski@yandex.ru
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS


Введение

Договор о присоединении Кыргызской Республики к Договору о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) вступил в силу 12 августа 2015 г. [6]. Интеграционная активность Кыргызстана, как и всех остальных государств — членов ЕАЭС, обусловлена стремлением к расширению рынков сбыта, снижению транзакционных издержек, повышению инвестиционной привлекательности страны. Экономическая логика подсказывает, что данные ожидания вполне обоснованы. Для повышения уровня промышленного сотрудничества в ЕАЭС имеются объективные исторические и экономические предпосылки.

На практике высокая степень пересечения интересов хозяйствующих субъектов на рынках как внутри, так и за пределами ЕАЭС ведет к усилению конкуренции в рамках союза, политике импортозамещения каждой из стран, активному применению нетарифных барьеров. Доля взаимного товарооборота стран ЕАЭС составляет 13,5 % их общего товарооборота. Взаимный экспорт продукции обрабатывающей промышленности стран ЕАЭС в 2014 г. занял лишь 4,6 % общего рынка [22, с. 26]. В динамике, начиная с 2012 г., взаимный товарооборот стран ЕАЭС стремительно снижается. Все это обусловливает особую актуальность исследований промышленной политики государств — членов ЕАЭС, в данном случае Кыргызстана.

В этой связи цель данной статьи — определить национальные особенности и внешнеэкономические условия эволюции промышленной политики Республики Кыргызстан в период ее суверенного развития, выявить основные факторы, обусловливающие результативность промышленной политики в ходе становления и реформирования промышленного комплекса страны.

Экономическая сущность промышленной политики страны раскрывается в трудах С. Бадмаева [1], В. Завадникова [7], И. Липсица [13], Д. Львова [14], А. Нещадина [20], Е. Потаповой, С. Толкачёва [25], О. Сухарева [35], А. Татаркина [36]. Однако они специализируются только на российской экономике. Достаточно подробный анализ теоретико-методологических основ промышленной политики и зарубежного опыта ее осуществления провел авторский коллектив во главе с С. А. Толкачевым [27].

В Беларуси вопросы развития промышленного комплекса и промышленной политики изучали В. Ф. Байнёв [2], С. Ф. Миксюк [15], М. В. Мясникович [17], А. М. Сасим [30], А. Н. Сенько [31], С. С. Сидорский [32], С. Ю. Солодовников [33], И. Л. Телеш [37], Е. Н. Филиппенко [40].

В Кыргызстане отдельные проблемы развития промышленности изучали Ш. М. Мусакожоев, З. И. Кудабаев, В. Г. Бубнов [16], Г. А. Тургунбаева [39] и др.

Тем не менее, вопросы эволюционной динамики промышленной политики и генезиса концепции развития промышленного комплекса государств — членов ЕАЭС, в том числе и Кыргызстана, в постсоветский период практически не исследованы.

Проведенный анализ научных подходов к изучению промышленной политики государств — членов ЕАЭС показал, что в настоящее время анализируются отдельные инструменты регулирования развития их промышленных комплексов и элементы институциональной среды без учета исторических предпосылок их формирования и национальных особенностей, определяющих их возникновение и развитие. В этой связи представляется целесообразным провести комплексный анализ процесса формирования современной концепции промышленной политики Республики Кыргызстан в контексте реформирования и развития промышленного комплекса за весь постсоветский период, определить основные этапы реформирования, ключевые проблемы в развитии промышленного комплекса Кыргызстана, механизмы и инструменты промышленной политики, проводимой на современном этапе.

Анализ современного состояния и структуры промышленного комплекса Кыргызстана

Пятое (по сроку вступления) государство — член ЕАЭС — Кыргызстан имеет аграрно-индустриальную экономику. Промышленное производство формирует 15,6 % общего объема ВВП, для сравнения доля сельского хозяйства 14,7 % [19, с. 311]. Активно развивается торговля (17,8 % ВВП). За годы реформ в результате либерализации внешнеторгового режима Кыргызстан стал региональным центром реэкспорта китайских товаров в страны Центральной Азии и Россию. Однако промышленность во многом определяет динамику развития экономики и формирует основной объем национального экспорта Кыргызской Республики: в 2014 г. доля промышленной продукции составила 91,5 % от всего экспорта. В промышленности Кыргызстана работает 6,3 % общего числа занятых в экономике [34, с. 65]. В общем объеме промышленного производства за 2015 г. 81,7 % занимает обрабатывающая промышленность, 3,5 % — добыча полезных ископаемых и 14,8 % — обеспечение электроэнергией и водоснабжение [28, с. 151]. В структуре обрабатывающей промышленности 61,95 % занимают металлургия и производство металлических изделий, что и определяет специализацию промышленности Кыргызстана; доля производства продуктов питания — 16,23 %, производства резиновых и пластмассовых изделий — 11,3 %, одежды и обуви — 3,7 %. Доля рентабельных предприятий в промышленности в 2014 г. составила 39 % от их общего числа, средний уровень рентабельности обрабатывающей промышленности — 5,5 % [24, с. 4].

Ведущая роль горно-металлургического производства обусловлена наличием значительных запасов различных полезных ископаемых: золотоносных руд (месторождение «Кумтор»); ртутных и ртутно-сурьмяно-флюоритовых руд (месторождения «Хайдаркан», «Новое»), сурьмы (месторождения «Хайдаркан», «Терек», «Кадамжай», «Северный Акташ», «Новое», «Кассан», «Абшир»); олова и вольфрама (месторождения «Трудовое», «Учкошкон» и «Кенсу»); редкоземельных металлов; алюминия; угля. Несмотря на огромный объем разведанных запасов драгоценных металлов и минерального сырья, в республике работают только 4 крупных горнорудных предприятия: два золотодобывающих: Кумторский (15—18 т в год) и Макмальский (0,5 т в год), Кадамжайский сурьмяный (1,5 тыс. т в год) и Хайдарканский ртутный (300—320 т в год). Кроме них действует несколько небольших рудников по добыче золота — Терексай, Джамгыр, Иштамберды и Солтон-Сары. В металлургическом производстве активно развиваются только два предприятия: ЗАО «Кумтор Голд Компани» и ОАО «Кыргызалтын» [18, с. 103].

Развитие производства неметаллических минеральных продуктов, включающего выпуск цемента и асбестоцементных труб, листового стекла, стеновых материалов (железобетонные конструкции, кирпич, бетон), изделий из природного камня, гипса, извести, брусчатки, также обусловлено наличием на территории республики множества месторождений горнорудного и химического сырья и строительных материалов. В данной отрасли выделяются 3 цементных завода (Кантский комбинат, ОсОО «Технолин», Курментинский завод), работают также несколько десятков кирпичных заводов и карьеров по добыче строительных материалов [9, с. 20].

Кроме значительных запасов ископаемых ресурсов Кыргызская Республика располагает огромным гидроэнергетическим потенциалом больших и малых рек, который оценивается на уровне 142,5 млрд кВт·ч. Функционирующие в настоящее время ГЭС (Токтогульская — 1200 МВт, Курпсайская — 800 МВт, Таш-Кумырская — 450 МВт, Шамалды-Сайская — 240 МВт, Уч-Курганская — 180 МВт, Камбар-Ата 2 — 120 МВт и Атбашинская — 40 МВт), а также несколько ТЭЦ (г. Бишкек — 660 МВт, г. Ош — 50 МВт) позволяют использовать имеющийся потенциал на 9,1 %. В 2015 г. объем выработки электроэнергии составил 13 млрд кВт·ч, для сравнения в 2000 г. — 14,9 млрд кВт·ч. Уровень технического износа оборудования в отрасли составляет в среднем 60 %. При этом электроэнергия является важной экспортной составляющей, ежегодно на экспорт идет более 1,5 млрд кВт·ч [18, с. 101].

В пищевой отрасли Кыргызстана доминируют молочное, мукомольное, хлебопекарное, табачное и ликероводочное производства. Развиваются также сахарная, плодоовощная, мясная, масложировая, макаронная, винодельческая, пивоваренная, чаеразвесочная подотрасли, производство безалкогольных напитков [9, с. 19].

Швейная отрасль Кыргызской Республики в основном представлена индивидуальными предпринимателями, на долю которых приходится 86,8 % производства швейной продукции. Более 90 % продукции идет на экспорт. Экспортируется также до 90 % хлопка-волокна, которое текстильные предприятия республики не в состоянии переработать. Снижение объемов текстильного и швейного производства в 2014 г. на 17,4 % было вызвано уменьшением покупательской способности основных торговых партнеров — Российской Федерации и Республики Казахстан [9, с. 19].

Основу промышленного экспорта Кыргызстана (96 % от всего экспорта) составляют золото и редкоземельные металлы, текстиль, стекло, электроэнергия, электрические лампы накаливания, цемент, шифер. В общем объеме экспорта Кыргызстана первое место занимает Швейцария — 34,9 % (поставки золота), на втором месте Казахстан — 22,3 % (одежда, овощи, фрукты, прокатное стекло, руды благородных металлов, молочные продукты), Объединенные Арабские Эмираты — 8,6 % (золото), Россия — 7,4 % (прокатное стекло, хлопок-сырец, табачные изделия, лампы накаливания, мясопродукты). Экспорт в страны ЕАЭС составляет 29,8 % всего экспорта республики (из них 73,7 % Казахстан, 25 % — Россия, 1,3 % — Беларусь), импорт — 43,6 % всего импорта (в том числе Россия 73,7 % (нефтепродукты, лесоматериалы, изделия из чугуна и стали, зерновые, растительные масла), Казахстан 22,6 % (природный газ, зерновые, уголь, изделия из чугуна и стали), Беларусь — 3,7 % (сахар, тракторы, шины, электро-бытовое оборудование)) [3, с. 2—3].

Основным внешним ограничителем развития промышленности Кыргызстана является его географическое расположение, а именно удаленность от главных экономических центров, отсутствие выхода к морю, а также протекционистская политика соседних стран. Среди основных внутренних ограничителей выделяют значительный неформальный сектор (по данным МВФ, до 60 % ВВП), хронический дефицит государственного бюджета (5,9 % ВВП в 2015 г.), высокие расходы на обслуживание внешнего государственного долга, который в 2015 г. превысил 68,2 % ВВП, отрицательное сальдо внешнеторгового баланса (3,85 млрд дол. США, или 204 % к экспорту, в 2014 г.), небольшая емкость внутреннего рынка, а также «незавершенность и непоследовательность структурных реформ, проводимых в стране, включая реформирование сектора государственного управления, слабое развитие банковского и финансового рынков, неясные и постоянно меняющиеся условия для развития частного предпринимательства и привлечения иностранных инвестиций» [18, с. 64]. Перечисленные внутренние факторы тесно связаны с отсутствием конкретной программы по развитию отрасли на уровне государства, неопределенностью целей и несовершенством регулятивной базы в промышленной сфере.

Исторические предпосылки и этапы формирования промышленной политики Кыргызстана в постсоветский период

В развитии промышленности и промышленной политики Республики Кыргызстан постсоветского периода условно можно выделить три периода: 1991—2000 гг. — период первоначального передела собственности и формирования рыночных условий хозяйствования (среднегодовые темпы роста ВВП 96,5 %); 2000—2010 гг. — период активной политики государства по привлечению иностранных инвестиций и роста инвестиционной активности в экономике страны (среднегодовые темпы роста ВВП 104,2 %); начиная с 2010 г. — период кризисов и усиления интеграционной активности (среднегодовые темпы роста ВВП 104,9 %). Условность и временная размытость обозначенных этапов связана, по мнению автора, с отсутствием какой-либо целенаправленной, четко выраженной промышленной политики и нестабильностью динамических трендов в развитии промышленного комплекса страны на протяжении всего исследуемого периода (темпы роста объемов промышленного производства представлены на рис. 1).

2016_3-4_hurski_pic1

Рис. 1. Темпы роста объемов промышленного производства в Кыргызстане, %

И с т о ч н и к: [23].

Первый этап начался с распада СССР и был связан для Кыргызстана с прекращением бюджетных субсидий и поставок дешевой энергии, резким падением спроса на военную продукцию, огромным ростом транспортных издержек. Вышеуказанные факторы сопровождались ростом безработицы, инфляции, дефицита потребительских товаров. В результате переориентации промышленности на рыночные отношения (а по сути сворачивания целенаправленной промышленной политики государства) в начале 1990-х гг. путем проведения крупномасштабной реструктуризации и приватизации крупных предприятий, осуществлявшихся без необходимой подготовки к работе в рыночных условиях, многие высокоспециализированные предприятия прекратили производство, а затем и существование, отдельные предприятия перепрофилировались на выпуск простейших изделий. Выпуск промышленной продукции в период 1991—1995 гг. упал до 32,8 % от объема 1991 г. Снижение производства произошло во всех отраслях промышленности. Отмечались гиперинфляция, уменьшение реального размера заработной платы и социальных пособий, рост безработицы, миграционный отток населения за пределы страны.

Неконтролируемая выдача лицензий на право пользования недрами, проводимая с повсеместными нарушениями, привела к упадку в горнодобывающей промышленности Кыргызстана. Часть шахт и рудников была законсервирована, прекратилось финансирование горных и геолого-разведочных работ. В целом политика в области недропользования была направлена на вывод данной сферы из-под контроля государства. Однако вместо активного развития экономики на основе рыночных отношений Кыргызстан получил активную спекуляцию лицензиями, скупку лицензий на перспективные месторождения без проведения работы в целях их дальнейшей перепродажи, рейдерские захваты, передел частной собственности через коррумпированных чиновников. Отсутствие государственной промышленной политики лишало государство возможности координировать процесс развития промышленности в соответствии с национальными интересами. В Концепции экономического и социального развития Кыргызской Республики на период до 2000 года, утвержденной правительством республики в августе 1994 г., отмечалось: «При реализации отраслевых сдвигов первоочередная организационно-правовая, инвестиционная и экспортная поддержка будет оказываться приоритетным производствам, обеспечивающим стабилизацию и рост выпуска пользующейся спросом продукции. Это прежде всего отрасли АПК, легкая, электротехническая и электронная промышленность, имеющие короткие сроки инвестиционной окупаемости. Топливно-энергетический комплекс и горнодобывающая промышленность получат развитие, главным образом, за счет привлечения иностранных инвестиций» [11]. Ряд Кыргызских экономистов того времени продвигали идею деиндустриализации страны в пользу банковской и торговой деятельности. По этой причине ни одно значимое месторождение полезных ископаемых, кроме проекта «Кумтор», за весь период рыночных реформ не было введено в эксплуатацию.

Однако рост ВВП и объемов промышленного производства в 1996—1997 гг. был связан не с банковской деятельностью, а с вводом в эксплуатацию золоторудного предприятия «Кумтор», лицензия на право освоения которого была выкуплена канадской компанией «Центерра Голд Инк» [10]. Данное месторождение входит в число крупнейших золоторудных месторождений мира, что объясняет интерес иностранных инвесторов. Привлечение иностранного капитала к разработке богатейших природных ресурсов, хотя и позволило несколько стабилизировать ситуацию, не привело к быстрому развитию экономики страны и росту доходов ее граждан.

Следствием стагнации собственного промышленного производства и одновременно фактором стабилизации экономики Кыргызстана того времени стала активная трудовая миграция как легальная, так и нелегальная. Наибольшее количество трудовых мигрантов республики (по разным оценкам от 500 до 800 тыс. человек, т. е. около 15 % населения) работают в государствах — членах ЕАЭС (Россия, Казахстан) [38, с. 23]. Основными привлекательными преимуществами рынков труда в России и Казахстане являются: развитость промышленности, образования и здравоохранения, где концентрируется более 60 % рабочих мест трудовых мигрантов. Кроме того, в России даже минимальная оплата труда в 8 раз выше, чем в Кыргызстане. Сокращение безработицы и дефицита платежного баланса за счет поступления денежных переводов, наряду с неспособностью обеспечить своих граждан достаточным количеством и качеством рабочих мест, вынуждают правительство Кыргызстана рассматривать трудовую миграцию как положительное явление для государства. Негативные эффекты влияния миграции не проблематизируются ни правительством, ни общественным мнением. Начиная с 2011 г. количество мигрантов начало сокращаться по причине кризисных явлений в экономике России и Казахстана, что явилось одним из факторов, подтолкнувших Кыргызстан к вступлению в ЕАЭС.

Таким образом, отсутствие последовательной и целенаправленной промышленной политики со стороны государства, неопределенность приоритетов в развитии промышленного сектора, даже при наличии богатейших природных ресурсов и практически полной свободы рыночных отношений, существенно тормозили развитие важнейшей отрасли экономики страны.

В период с 2000 по 2010 г. при существенной поддержке международных организаций в Кыргызстане предпринималось немало попыток придать развитию экономики страны положительную динамику, в том числе: 2001 г. — программа «Комплексная основа развития», 2003 г. — «Национальная стратегия сокращения бедности», 2009 г. — «Новая экономическая политика» и другие отраслевые программы развития. Однако из-за неэффективности государственного управления, коррупции, а также криминализации отдельных государственных структур они не достигли поставленных целей [18, с. 5].

В этот период приоритетом экономической политики Кыргызстана стало активное привлечение в промышленность иностранных инвестиций. Был создан Консультативный совет по инвестиционной политике при Государственном комитете по иностранным инвестициям и экономическому развитию, в работе которого принимают участие представители международных финансовых организаций и иностранные инвесторы. Были разработаны изменения и дополнения в Налоговый кодекс, предложены меры, ограничивающие административное вмешательство в инвестиционную деятельность, упрощен режим въезда, выезда и пребывания инвесторов, созданы структурные подразделения, которые занимаются информационным обеспечением инвесторов. Кыргызстан получил статус пользователя Всеобщей системы преференций (GSP+) Евросоюза, а вместе с ним право на беспошлинный экспорт в страны Европейского союза и Турцию определенного перечня товаров.

В структуре иностранных инвестиций в экономику Кыргызстана доля промышленного комплекса в 2015 г. составила 59,8 %, в том числе обрабатывающая промышленность 50,4 %. Всего с 2004 по 2015 г. в промышленность Кыргызстана из внешних источников инвестировано 27,1 млрд дол. США, из них 89,8 % в обрабатывающую промышленность. Кроме промышленности внешние инвестиции идут в торговлю 12,8 % (от общей суммы инвестиций с 2004 по 2015 г.), научную деятельность 9 %, финансовый сектор 7,2 % [8].

Основными инвесторами являются Канада 32,7 % (от общей суммы инвестиций с 2004 по 2015 г.), при этом весь объем идет в металлургическое производство ЗАО «Кумтор Голд Компани», Россия 17,2 %, Казахстан 9,3 %, Китай 9,25 % (производство нефтепродуктов и геологоразведка), Великобритания 5,4 %, Турция 2,6 %. Необходимо заметить, что на страны вне СНГ приходится более 70 % инвестиций в экономику Кыргызстана [8].

Приток инвестиций в промышленность Кыргызстана продолжает возрастать. В 2014 г. их объем превысил 1,97 млрд дол. США (26,6 % от объема ВВП, что на 9,3 % больше, чем в 2008 г.). В результате в период с 2008 по 2014 г. прирост промышленного производства в сопоставимых ценах составил 21,3 %, при этом число занятых в промышленности сократилось на 31,3 % [22, с. 14]. Наибольший объем инвестиций в 2015 г. был привлечен:

— в геологоразведку 32 %,

— обрабатывающую отрасль («Кумтор», цементные заводы) 24,1 %;

— энергетический сектор (в основном Газпром) 10,9 %;

— строительство (Бишкек-парк) 12,5 %;

— сферу оптовой торговли (оборудование из Беларуси) 5 %;

— финансовый сектор (США и Нидерланды) 7,9 % [12, с. 14].

Увеличение объемов инвестиций связано также с вступлением Кыргызстана в ЕАЭС и возможностью вкладывать инвестиции при низких ценах на сырьевые ресурсы и активы компаний.

В результате роста иностранных инвестиций, начиная с 2004 г., в динамике развития промышленности наметились некоторые положительные тенденции, которые продолжались вплоть до 2011 г., за исключением падения в 2009 г. Однако темпы роста промышленного производства и ВВП в целом несопоставимо ниже темпов роста инвестиций (основные макроэкономические показатели см. на рис. 2). Это подтверждает тот факт, что основная масса инвестиций направляется не на развитие производственной базы и создание новых рабочих мест, а на передел уже имеющихся производств, разведку новых месторождений и повышение объемов вывоза ценных ресурсов из страны. В 2014 г. 56,7 % всех инвестиций составляли подрядные работы и только 21 % — оборудование. Прямые иностранные инвестиции составляли 13,4 % от всех инвестиций [34, с. 347].

2016_3-4_hurski_pic2

Рис. 2. Основные макроэкономические показатели Кыргызской Республики, % к 1994 г.

И с т о ч н и к: [21].

Сравнительный анализ динамики объемов промышленного производства Кыргызстана (в пересчете на доллары США) и мировых цен на золото наглядно демонстрирует их почти полную идентичность, что свидетельствует о высокой степени зависимости первого от второго. Так, в 2005 г. мировая цена на золото составляла около 14 дол. США за унцию, в 2008 г. уже 32 дол., в 2009 г. упала до 22, после чего резко пошла вверх и в середине 2012 г. достигла своего максимума — 62 дол. за унцию, затем несколько упала до 50 дол. и снова выросла в 2013 г. до 57, после чего стала снижаться и к 2016 г. составила 34 дол. [4] (динамика объемов промышленного производства Кыргызстана представлена на рис. 3).

2016_3-4_hurski_pic3 

Рис. 3. Динамика промышленного производства и экспорта Кыргызстана в пересчете на доллары США (по текущему курсу)

И с т о ч н и к: [22].

Подобно тому как объем промышленного производства и экспорта в Российской Федерации зависит от динамики цен на нефть [5, с. 166], объем промышленной продукции и экспорта Кыргызстана зависит от динамики цен на золото. В обоих случаях наблюдается сырьевая структура и промышленности, и экспорта, хотя в случае с Кыргызстаном экспортным товаром является не само сырье (руда), а продукция обрабатывающей промышленности (металлургии) — драгоценные и редкоземельные металлы. В структуре экспорта драгоценные металлы в 2014 г. занимали 38,5 % [32, с. 378].

Третий (современный) этап в развитии промышленной политики Кыргызстана начался в 2010 г. с принятием новой Конституции, что привело к некоторым изменениям в экономической политике страны. Форма правления была изменена, но методы принятия и исполнения решений органами государственного управления остались прежними. Решения в основном носят краткосрочный характер и выражают узкоотраслевые и корпоративные интересы [18, с. 6].

Основные направления и инструментарий промышленной политики Кыргызстана на современном этапе

На данном этапе приоритеты развития промышленности Кыргызстана определены Национальной стратегией устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013—2017 гг., принятой в 2013 г. [18], а также Программой развития обрабатывающей промышленности Кыргызской Республики на 2013—2015 гг. [26] (новая версия которой пока не разработана).

Основные направления экономической политики мало чем отличаются от принятых остальными государствами — членами ЕАЭС и включают: «достижение и сохранение макроэкономической стабильности; сокращение бюджетного дефицита, внешнего долга и инфляции; стимулирование экономического роста; привлечение внешних и внутренних инвестиций; интегрирование экономики в региональную экономическую систему; реализацию структурных реформ» [18, с. 65]. Ключевыми отраслями экономики признаны гидроэлектроэнергетика, горнодобывающая промышленность, производство пищевых продуктов, финансовый сектор.

Правительством страны признается, что решение поставленных задач требует «координации макроэкономической политики, направленной на полное содействие развитию экономики» [18, с. 65]. Вместе с тем Национальной стратегией устойчивого развития Кыргызской Республики определено, что «государство в целом сможет акцентировать и сконцентрировать работу на реализации ключевых реформ и развитии стратегических направлений. Государство будет продолжать регулировать процессы только в тех отраслях экономики, где существует реальная угроза для жизни людей и необходима ответственность государства. В других направлениях государство будет снижать свое присутствие через сокращение регулирования бизнеса, лицензий и разрешений» [18, с. 119].

Государственная политика в горнодобывающей отрасли направлена на соблюдение баланса интересов государства, инвестора и местного сообщества. При этом отмечается, что «Правительство Кыргызской Республики полностью возлагает миссию развития горной промышленности на частный сектор» [18, с. 108]. В соответствии с Национальной стратегией устойчивого развития основной целью государственной экономической политики Кыргызской Республики определена защита законопослушного инвестора всеми государственными институтами власти.

Предполагается использовать следующие инструменты экономической политики: создание центров экономического развития; формирование Банка развития и специализированных инвестиционных фондов; создание институциональной базы по привлечению иностранных инвестиций; создание преференций для малого и среднего бизнеса; сокращение и переориентация государственных инвестиций на поддержание исключительно стратегически важной инфраструктуры; содействие развитию отдаленных областей и секторов экономики, имеющих значительный мультипликативный эффект [18, с. 109]. В целях формирования институциональной основы партнерских отношений между государством и бизнес-сообществом в сентябре 2014 г. Министерством экономики Кыргызстана создан Консультативный совет по вопросам политики в сфере недропользования.

Вступление Кыргызстана в ЕАЭС принесло стране значительный положительный эффект: изменился правовой статус и улучшилось положение кыргызских трудовых мигрантов в России и Казахстане, вырос экспорт продуктов питания в ЕАЭС, сократилось время на прохождение таможенных процедур, возросла инвестиционная привлекательность страны. Все это подтверждает, что целенаправленная, активная экономическая (в данном случае внешнеэкономическая) политика государства позволяет не только решить массу неразрешимых для отдельных субъектов хозяйствования проблем, но и создать условия для динамичного развития экономики страны.

Заключение

Таким образом, в Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызстана развитию промышленности придается первостепенное значение, признается необходимость государственной координации экономических отношений в области недропользования, привлечения инвестиций, реализации государственных программ и развития промышленной инфраструктуры. Вместе с тем промышленная политика Кыргызстана направлена в основном на привлечение частного (преимущественно иностранного) капитала в промышленность республики, поддержку его интересов через либерализацию внешнеторговых и внутриэкономических условий хозяйствования. Такая политика, несомненно, способствует притоку в страну иностранных инвестиций. Однако темпы роста промышленного производства и ВВП в целом несопоставимо ниже темпов роста инвестиций. Привлеченные низкими ценами на сырьевые ресурсы и активы компаний инвестиции направляются преимущественно в геологоразведку и производственную базу по вывозу ценных ресурсов из страны. При этом рост инвестиций сопровождается значительным сокращением рабочих мест в промышленности Кыргызстана. Рост экспорта золота сопровождается ростом внешнего долга страны и хроническим бюджетным дефицитом. По мнению автора, анализ развития промышленности Кыргызстана наглядно демонстрирует, что политика сокращения регулирования бизнеса государством приводит к нарушению баланса интересов государства, инвестора и местного сообщества.

Список использованных источников

1. Бадмаев, С. В. Формирование модели инновационно-промышленной политики России / С. В. Бадмаев // ЭКО. — 2007. — № 4. — С. 17—52.
2. Байнёв, В. Ф. Факторы деиндустриализации и девальвация национальной валюты как важнейший из них / В. Ф. Байнёв // Белорус. экон. журн. — 2009. — № 3. — С. 14—24.
3. Внешняя торговля Кыргызской Республики в 2014 г. [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. — Бишкек, 2015. — Режим доступа: <http://www.stat.kg/media/files/0b098e76-8a78-439d-aa39-96f605f5d7e7.pdf>. — Дата доступа: 16.10.2016.
4. График — динамика цен на золото за 1 грамм (стоимость за последние 20 лет и на сегодня) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: <http://gold-silver.com.ua/gold/price_gold.html>. — Дата доступа: 16.10.2016.
5. Гурский, В. Л. Формирование промышленной политики России в процессе реформирования ее промышленного комплекса в период с 1990 по 2013 год / В. Л. Гурский // Сацыяльна-эканамiчныя i прававыя даследаваннi. — 2015. — № 1. — С. 157—179.
6. Договор о присоединении Кыргызской Республики к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г. [Электронный ресурс] // Правовой портал ЕЭК. — Режим доступа: <https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/0147066/itia_26122014>. — Дата доступа: 16.10.2016.
7. Завадников, В. О промышленной политике Российской Федерации / В. Завадников // Общество и экономика. — 2007. — № 2-3. — С. 5—39.
8. Инвестиции [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. — Режим доступа: <http://www.stat.kg/ru/statistics/investicii/>. — Дата доступа: 16.10.2016.
9. Информация об итогах социально-экономического развития Кыргызской Республики за 2014 год [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства экономики Кыргызской Республики. — Режим доступа: <http://mineconom.gov.kg/Docs/Macroeconomic%20policy%20department/Itogi__SER_za_2015_god.pdf>. — Дата доступа: 16.10.2016.
10. История [Электронный ресурс] // Официальный сайт Кумтор Голд Компани. — Режим доступа: <http://www.kumtor.kg/ru/deposit/history/>. — Дата доступа: 16.10.2016.
11. Концепция экономического и социального развития Кыргызской Республики на период до 2000 года [Электронный ресурс] // Централизованный банк данных правовой информации Министерства юстиции Кыргызской Республики. — Режим доступа: <http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/37478>. — Дата доступа 16.10.2016.
12. Кыргызская Республика в Евразийском экономическом союзе [Электронный ресурс] // Министерство экономики Кыргызской Республики. — Бишкек, 2016. — Режим доступа: <http://mineconom.gov.kg/Docs/Tamojennyi%20soyuz/___c_2_2.pdf>. — Дата доступа: 16.10.2016.
13. Липсиц, И. В. Экономика: учеб. для вузов. 5-е изд.  / И. В. Липсиц. — М.: Омега-Л, 2010. — 375 с.
14. Львов, Д. С. Новая промышленная политика России / Д. С. Львов // Экон. наука современной России. — 2007. — № 3. — С. 9—12.
15. Миксюк, С. Ф. Концептуальные и методические подходы к среднесрочному прогнозированию развития промышленного комплекса Республики Беларусь / С. Ф. Миксюк, И. Л. Телеш // Белорус. экон. журн. — 2008. — № 1. — С. 36—45.
16. Мониторинг промышленного производства / Ш. М. Мусакожоев [и др.] // Экон. вестн. — 2001. — № 2. — С. 71—84.
17. Мясникович, М. В. Государственное регулирование инновационной деятельности: учеб. пособие / М. В. Мясникович, Н. Б. Антонова, Л. Н. Нехорошева. — Минск: Акад. управления при Президенте Респ. Беларусь, 2005. — 235 с.
18. Национальная стратегия устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013—2017 гг. [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. — Режим доступа: <http://www.stat.kg/media/files/765da6e2-defa-46e2-b0aa-24e556aa9cd1.doc>. — Дата доступа: 16.10.2016.
19. Национальные счета Кыргызской Республики 2010—2014 [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. — Режим доступа: <http://www.stat.kg/media/publicationarchive/a7087086-0794-4d3f-b4a2-1e84c6afa6b3.pdf>. — Дата доступа: 16.10.2016.
20. Нещадин, А. О реструктуризации российской промышленности / А. Нещадин // Проблемы теории и практики управления. — 2000. — № 4. — С. 16—21.
21. Основные макроэкономические показатели по Кыргызстану [Электронный ресурс] // Межгосударственный статистический комитет Содружества Независимых Государств. — Режим доступа: <http://www.cisstat.com/>. — Дата доступа: 16.10.2016.
22. Основные направления промышленного сотрудничества в рамках ЕАЭС [Электронный ресурс] // Евразийская экономическая комиссия. — Режим доступа: <http://www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/SiteAssets/брошюра%20рус%20OK%20NEW.pdf>. — Дата доступа: 16.08.2016.
23. Основные показатели экономической статистики (по месяцам, нарастающим итогом, темпы роста) [Электронный ресурс] // Межгосударственный статистический комитет СНГ. — Режим доступа: <http://www.cisstat.com/>. — Дата доступа: 16.10.2016.
24. О финансовых показателях деятельности предприятий промышленности Кыргызской Республики в 2014 г. [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. — Режим доступа: <http://www.stat.kg/media/files/727eaddc-ed47-4f8a-8860-c7f18ca0131c.pdf>. — Дата доступа: 16.10.2016.
25. Потапова, Е. Н. Промышленная политика и государственное регулирование экономики (современные аспекты российской практики) / Е. Н. Потапова, С. А. Толкачёв [Электронный ресурс] // Капитал страны: федеральное Интернет-издание. — 20.05.2011. — Режим доступа: <http://kapital-rus.ru/articles/article/184742>. — Дата доступа: 16.08.2016.
26. Программа развития обрабатывающей промышленности Кыргызской Республики на 2013—2015 гг. [Электронный ресурс] // Централизованный банк данных правовой информации Кыргызской Республики. — Режим доступа: <http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/94327>. — Дата доступа: 16.10.2016.
27. Промышленная политика в условиях новой индустриализации / К. Н. Андрианов [и др.]; под ред. С. А. Толкачёва. — М.: МАКС Пресс, 2015. — 252 с.
28. Промышленность Кыргызской Республики 2010—2014. Годовая публикация / Нац. стат. комитет Кыргыз. Респ. — Бишкек, 2015. — 300 с.
29. Промышленность [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. — Режим доступа: <http://www.stat.kg/ru/statistics/promyshlennost>. — Дата доступа: 16.10.2016.
30. Сасим, А. М. Промышленность Беларуси в XX столетии: учеб. пособие / А. М. Сасим. — Минск: Экоперспектива, 2001. — 270 с.
31. Сенько, А. Н. Обеспечение экономической безопасности промышленного комплекса Республики Беларусь на стадии его роста: дис. ... д-ра экон. наук: 08.00.05 / А. Н. Сенько. — Минск, 2008. — 245 л.
32. Сидорский, С. С. Промышленное сотрудничество в ЕАЭС — мощный фактор экономического развития / С. С. Сидорский [Электронный ресурс] // Республика. — 15.09.2015. — Режим доступа: <http://respublika.sb.by/obshchestvo-27/article/promyshlennoe-sotrudnichestvo-v-eaes-moshchnyy-faktor-ekonomicheskogo-razvitiya.html>. — Дата доступа: 20.08.2016.
33. Солодовников, С. Ю. Понятие промышленной политики / С. Ю. Солодовников, М. С. Белявская // Устойчивое развитие экономики: состояние, проблемы, перспективы: сб. трудов IX Междунар. науч.-практ. конф. / Полес. гос. ун-т. — Пинск, 2015. — С. 11—12.
34. Статистический ежегодник Кыргызской Республики 2010—2014: стат. сб. / Нац. стат. комитет Кыргыз. Респ. — Бишкек, 2015. — 438 с.
35. Сухарев, О. С. Индустриальная политика и развитие промышленных систем / О. С. Сухарев, Е. Н. Стрижакова // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. — 2014. — № 15. — C. 2—21.
36. Татаркин, А. И. Промышленная политика и механизмы ее реализации: системный подход / А. И. Татаркин, О. А. Романова // Экономика региона. — 2007. — № 3. — С. 19—31.
37. Телеш, И. Л. Совершенствование прогнозирования важнейших показателей развития промышленного комплекса Республики Беларусь: дис. ... канд. экон. наук: 08.00.05 / И. Л. Телеш. — Минск, 2010. — 112 л.
38. Трудовая миграция и трудоемкие отрасли в Кыргызстане и Таджикистане: возможности для человеческого развития в Центральной Азии: доклад № 31. — СПб.: ЦИИ ЕАБР, 2015. — 32 с.
39. Тургунбаева, Г. А. Вопросы развития конкурентоспособности пищевой перерабатывающей промышленности: на примере АПК Кыргызской Республики: дис. ... канд. экон. наук: 08.00.05 / Г. А. Тургунбаева. — Бишкек, 2002. — 130 л.
40. Филиппенко, Е. Н. Промышленная политика в транзитивной экономике / Е. Филиппенко // Журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2010. — № 2. — С. 22—26.

Статья поступила в редакцию в октябре 2016 г.

 
 
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев