Версия для печати
Журнал международного права и международных отношений. 2017. № 1-2 (80-81). С. 3—10.
Journal of International Law and International Relations. 2017. N 1-2 (80-81). P. 3—10.

международное право — международное гуманитарное право

Юридическая защита всемирного культурного наследия: международный и национальный аспекты

Игорь Мартыненко

Автор:
Мартыненко Игорь Эдуардович — доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой гражданского права и процесса юридического факультета Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, e-mail: martinenko@tut.by
Гродненский государственный университет имени Янки Купалы. Адрес: 22, ул. Ожешко, Гродно, 230023, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Чуприс Ольга Ивановна — доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой государственного управления юридического факультета Белорусского государственного университета
Павлова Людмила Васильевна — кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

В статье рассматриваются проблемы правовой охраны памятников всемирного культурного наследия. Проанализировав национальное законодательство, новый этап которого начался после вступления 3 февраля 2017 г. в силу Кодекса Республики Беларусь о культуре, автор сформулировал практические рекомендации, учет которых повысит юридическую защищенность объектов историко-культурного наследия. Доказывается, что при формировании Государственного списка историко-культурных ценностей Республики Беларусь должен учитываться признак подлинности (аутентичности) памятника, что позволит в будущем соблюсти необходимую процедуру в случае представления объекта в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Ключевые слова: всемирное культурное наследие; историко-культурное наследие; конвенции ЮНЕСКО; международно-правовая охрана культурных ценностей; Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест.


«Legal Protection of the World Cultural Heritage: International and National Aspects» (Igor Martynenko)

The article deals with the problems of legal protection of monuments belonging to the world cultural heritage. Having analyzed the national legislation, a new stage of which began after the introduction of the Code of the Republic of Belarus on Culture on February 3, 2017, the author formulates practical recommendations, which are to be taken into account in order to increase legal protection of historical and cultural heritage sites. It is proved in the article that the sign of the monument authenticity should be considered while making up the State List of Cultural Values of the Republic of Belarus, which will allow in the future to observe the necessary procedure in case of submitting an object to the UNESCO World Heritage List.

Keywords: historical and cultural heritage; International Council on Monuments and Sites; international legal protection of cultural property; UNESCO Conventions; world cultural heritage.

Author:
Martynenko Igor — Doctor of Law, Professor, Head of Department of Civil Law and Process of the Law Faculty, Yanka Kupala State University of Grodno, e-mail: martinenko@tut.by
Yanka Kupala State University of Grodno. Address: 22, Ozhesko str., Grodno, 230023, BELARUS


Проблема юридической защиты исторического и культурного наследия человечества является одной из наиболее актуальных в современном международном праве. Важность решения данной пробемы возрастает в связи с сохраняющейся угрозой уничтожения памятников вследствие техногенных и природных катастроф, а также в результате антропогенной деятельности. События последних лет — подрыв талибами статуи Будды в провинции Бамиан в Афганистане, уничтожение древних мечетей в Мали, разрушение боевиками так называемого Исламского государства памятников древней Пальмиры — этому свидетельство.

Одними из первых в юридической науке к данной теме обратились М. М. Богуславский [1] и Л. Н. Галенская [2]: их труды на долгое время создали теоретический фундамент для дальнейших исследований. Уже в современное время международно-правовые аспекты охраны (защиты) культурных ценностей раскрыли в своих работах белорусские (Л. В. Павлова [14; 15]) и украинские ученые (И. П. Магазинщикова [7], В. В. Максимов [8], Е. И. Мельничук [10], В. И. Акуленко [17]). В данной статье автор развивает основные положения концепции международно-правовой защиты всемирного культурного наследия, дополняя ее новациями, связанными с принятием в Республике Беларусь нового законодательства в сфере культуры. Исследования осуществлялись на основе нормативных и рекомендательных документов, принятых ЮНЕСКО и Комитетом всемирного наследия (World Heritage Committee).

Еще в 1972 г. государства — члены ЮНЕСКО для того чтобы должным образом обеспечить выявление, охрану, сохранение и популяризацию объектов, составляющих невосполнимое наследие человечества, приняли Конвенцию «Об охране всемирного культурного и природного наследия» (The World Heritage Convention) (далее — Конвенция ЮНЕСКО 1972 г.), которая вступила в силу для Республики Беларусь 12 января 1989 г. (ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета Республики Беларусь от 25 марта 1988 г. № 2124-XI «О ратификации Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия» [13]. Целью данной Конвенции является обеспечение охраны памятников (объектов наследия), которые входят в число наиболее выдающихся в масштабе всего человечества в целом. По состоянию на 31 января 2017 г., в данной Конвенции участвует 193 государства [23].

Конвенция предусматривает два уровня охраны культурного наследия: национальный и международный. Международно-правовое регулирование статуса всемирного культурного наследия базируется на взаимодействии и взаимодополняемости национального права и международно-правовых мер при приоритетной роли последних. Причем доминирующая роль международного права выражается как в разработке классификационных критериев всемирного культурного наследия для выделения его из общей категории культурных ценностей, так и в создании специального институционального международного механизма по его охране [15].

ЮНЕСКО разработан и внедрен соответствующий проблеме правовой и институциональный инструментарий. Во исполнение статьи 8 Конвенции при ЮНЕСКО учрежден Межправительственный комитет по охране культурного и природного наследия всеобщего выдающегося значения, называемый Комитетом всемирного наследия, который состоит из 21 члена и собирается один раз в год (как правило, в июне—июле). Функцию Секретариата выполняет Центр всемирного наследия, основанный в 1992 г. специально для этой цели. Консультативными органами Комитета всемирного наследия являются Международный исследовательский центр по сохранению и реставрации культурных ценностей (ИККРОМ — ICCROM) и Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС — ICOMOS) [19]. Автор данной статьи являлся одним из учредителей в 2002 г. Белорусского комитета ИКОМОС.

Согласно требованиям статьи 11 Конвенции ЮНЕСКО 1972 г., каждое государство — сторона Конвенции представляет Комитету всемирного наследия перечень ценностей культурного и природного наследия, расположенных на его территории. Этот перечень должен содержать документацию относительно места расположения данных ценностей и представляемого ими интереса. На основе этих перечней Комитет составляет, обновляет и публикует Список всемирного наследия [26]. Обновленный список рассылается не реже одного раза в два года.

В соответствии со статьей 1 Конвенции ЮНЕСКО 1972 г. под культурным наследием понимаются:

— памятники: произведения архитектуры, монументальной скульптуры и живописи, элементы или структуры археологического характера, надписи, пещеры и группы элементов, которые имеют выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства или науки;

— ансамбли: группы изолированных или объединенных строений, архитектура, единство или связь с пейзажем которых представляет выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства или науки;

— достопримечательные места: произведения человека или совместные творения человека и природы, а также зоны, включая археологические достопримечательные места, представляющие выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, эстетики, этнологии или антропологии.

Номинация объектов в Список всемирного наследия. Комитет всемирного наследия 29 октября 2016 г. в новой версии «Оперативных руководящих принципов осуществления Конвенции о всемирном наследии» определил следующие условия, выполнение которых необходимо в случае представления национальных объектов в Список всемирного наследия: во-первых, рассматривать одну полную номинацию от одного государства; во-вторых, установить (с 2017 г.) ежегодный предел по количеству рассматриваемых номинаций на уровне 35, включая трансграничные и серийные номинации; в-третьих, государства — стороны Конвенции, выступающие соавторами по трансграничным или транснациональным серийным номинациям, могут самостоятельно выбрать то государство — сторону Конвенции, которое будет представлять такую номинацию, и данная номинация может быть зарегистрирована исключительно в рамках лимита для такого государства — стороны Конвенции [21].

Материальные объекты на территории государства — стороны Конвенции, которые оно считает подходящими для номинирования в Список всемирного наследия, включаются в предварительный список. При этом номинации для включения в Список всемирного наследия не рассматриваются, если номинируемый объект не был заявлен в предварительном списке государства — стороны Конвенции. Предварительные списки государства представляют в Секретариат за один год до подачи любой номинации.

К 2017 г. в предварительный Список всемирного наследия представлены следующие белорусские объекты: Спасо-Преображенская церковь и Софийский собор в Полоцке; Каменецкая башня (Белая Вежа); Борисоглебская (Коложская) церковь в Гродно; Свято-Никольский женский монастырь в Могилеве; Брестская крепость; Дворцово-парковый ансамбль Румянцевых и Паскевичей в Гомеле; Культовые сооружения оборонного типа в Беларуси, Польше и Литве; архитектурный ансамбль проспекта Независимости в Минске; деревянные церкви Полесья; Августовский канал [24].

Министерство культуры Республики Беларусь утвердило график подготовки досье пяти объектов, которые поэтапно до 2020 г. планируется подготовить и внести на рассмотрение международных экспертов Центра всемирного наследия. В частности, разрабатывались досье «Материальное воплощение духовного наследия Святой Евфросинии Полоцкой на примере Спасо-Преображенской церкви в Полоцке», «Августовский канал — произведение природы и человека» — трансграничный объект, «Борисоглебская церковь в Гродно как пример гродненской архитектурной школы», «Культовые постройки оборонительного типа в Сынковичах, Мурованке, Камаях», «Культовое деревянное зодчество XVI—XIX вв. на территории Беларуси, Украины и Польши» [6]. Целевой показатель по количеству досье на объекты наследия Республики Беларусь, подготовленных и представленных в Комитет всемирного наследия, отражает уровень представленности историко-культурного наследия Респуб-
лики Беларусь в Списке всемирного наследия ЮНЕСКО.

Согласно требованиям статьи 5 Конвенции ЮНЕСКО 1972 г., государства — стороны Конвенции должны:

— проводить общую политику, направленную на придание культурному наследию определенных функций в общественной жизни и на включение охраны этого наследия в программы общего планирования;

— учреждать на своей территории одну или несколько служб по охране, сохранению и популяризации культурного наследия (в Республике Беларусь эту функцию выполняет Министерство культуры);

— развивать научные и технические разработки и исследования и совершенствовать методы работы, позволяющие государству устранять опасности, угрожающие его культурному наследию (в Республике Беларусь такие исследования проводятся в Гродненском государственном университете имени Янки Купалы, Центре исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси и некоторых других учреждениях);

— принимать юридические, научные, технические, административные и финансовые меры для выявления, охраны, сохранения, популяризации и восстановления этого наследия (так, постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 4 марта 2016 г. № 180 утверждена Государственная программа «Культура Беларуси» на 2016—2020 годы [12], предусматривающая финансирование мероприятий по охране и восстановлению объектов историко-культурного наследия в рамках подпрограммы «Наследие» в сумме 9 367 617 140,6 тыс. неденоминированных рублей);

— содействовать созданию или развитию национальных или региональных центров подготовки в области охраны, сохранения и популяризации культурного наследия, а также поощрять научные исследования в этой области (например, в нашей стране Институт культуры Беларуси обеспечивает повышение квалификации и переподготовку кадров в сфере культуры).

Внесение ценностей в Список всемирного наследия не может быть произведено без согласия заинтересованного государства-участника.

По состоянию на июль 2017 г. (заседание Комитета всемирного наследия проходило 2—12 июля 2017 г. в Кракове), в Списке всемирного наследия 1073 объекта, из которых 832 являются культурными, 206 — природными и 35 — смешанными в 167 странах — членах Конвенции ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия [26].

Беларусь представлена в Списке всемирного культурного и природного наследия в четырех номинациях. Так, в данный список включены:

— объект природного наследия «Беловежская пуща / Беловежский национальный парк» (совместно с Республикой Польша);

Мирский замок (дворцово-замковый комплекс «Мир») как уникальное сооружение белорусского зодчества, совмещающее стили готики и ренессанса, черты оборонительной и дворцовой архитектуры;

Геодезическая дуга Струве (The Struve Geodetic Arc) — цепь триангуляционных пунктов, протянувшаяся на 2820 км по территории десяти европейских стран от Норвегии до Черного моря, в Беларуси пять триангуляционных пунктов;

Архитектурный, жилой и культурный комплекс рода Радзивиллов в г. Несвиже, который включает замок-резиденцию, Фарный (приходской) костел Наисвятейшего Божиего Тела и их окружение [16].

При включении объекта в Список всемирного наследия Комитет принимает формулировку выдающейся универсальной ценности, которая составит ключевую информацию для эффективной охраны и управления объектом в будущем. Упомянутая выше выдающаяся универсальная ценность показывает культурное и/или природное значение, которое является столь исключительным, что выходит за пределы национальных границ и представляет всеобщую ценность для настоящих и будущих поколений всего человечества.

ЮНЕСКО и ее партнерами выработаны следующие критерии отбора объектов для включения в Список всемирного культурного и природного наследия. Критерии указываются по схеме, установленной в обновленной (октябрь 2016 г.) версии «Оперативных руководящих принципов осуществления Конвенции о всемирном наследии» [21].

Ранее с 1978 г. существовали только критерии для объектов культурного наследия — этот список насчитывал шесть пунктов. Затем для восстановления некоего равновесия между различными континентами появились природные объекты и для них был составлен список из четырех пунктов. Наконец, в 2005 г. все эти критерии были сведены воедино, и теперь каждый объект всемирного наследия имеет в своем описании хотя бы один из них.

Итак, сейчас действует единый перечень из 10 критериев, обозначенных сквозной нумерацией — от I до X. При этом критерии I—VI применяются для оценки объектов культурного наследия, критерии VII—X — для оценки объектов природного наследия. Для оценки объектов смешанного (культурно-природного) наследия могут применяться различные критерии. Для занесения в список необходимо, чтобы объект в полной мере соответствовал хотя бы одному из нижеследующих критериев.

Так, номинируемый объект должен: i) являться творением творческого гения человека; ii) отражать существенное влияние взаимообмена общечеловеческими ценностями в пределах определенного периода времени или определенного культурного района мира на развитие архитектуры или технологии, монументального искусства, градостроительства или планирования ландшафтов; iii) являться уникальным или, по меньшей мере, исключительным свидетельством культурной традиции или цивилизации, существующей или исчезнувшей; iv) представлять выдающийся пример типа строения, архитектурного или технологического ансамбля или ландшафта, иллюстрирующего важный этап (этапы) в истории человечества; v) представлять выдающийся пример традиционного человеческого поселения или землепользования, характерного для культуры (или культур) или взаимодействия человека с окружающей средой, особенно если они разрушаются под воздействием неотвратимых факторов; vi) быть прямо или косвенно связанным с событиями или жизненными традициями, идеями или верованиями, произведениями литературы и искусства, представляющими выдающееся мировое достояние; vii) включать уникальные природные явления или территории исключительной природной красоты и эстетического значения; viii) представлять выдающиеся примеры основных этапов истории Земли, включая следы древней жизни, серьезные геологические процессы, которые продолжают происходить в развитии форм земной поверхности, существенные геоморфологические или физико-географические особенности рельефа; ix) представлять выдающиеся примеры важных, протекающих и в настоящее время экологических и биологических процессов в эволюции и развитии земных, пресноводных, прибрежных и морских экосистем и сообществ растений и животных; x) включать природные ареалы большой важности для сохранения в них биологического разнообразия, в том числе ареалы исчезающих видов, представляющие выдающееся мировое достояние с точки зрения науки и сохранения природы [18].

Кроме того, объекты культурной собственности для включения их в Список всемирного культурного наследия должны пройти в соответствии с упомянутыми выше «Оперативными руководящими принципами осуществления Конвенции о всемирном наследии» испытание, так называемый тест на подлинность.

В зависимости от типа культурного наследия и его культурного контекста объекты могут быть признаны удовлетворяющими условиям подлинности, если их культурная ценность (признанная согласно предложенным номинационным критериям) правдиво и достоверно выражена через разнообразие признаков, включая: форму и замысел; материалы и вещества; использование и функции; традиции, методы и системы управления; местоположение и окружение; духовное и физическое восприятие и другие внутренние и внешние факторы.

Международные эксперты-реставраторы объектов культурного наследия выразили свое мнение по этой проблеме в Нарском документе о подлинности («Nara Document on Authenticity», 1994) [11], в котором представлена расширенная система защиты памятника, состоящая из разветвленного ряда позиций: «форма», «замысел» («form», «design»), «материалы», «субстанция» («materials», «substance»), «функция», «использование» («function», «use»), «технологии», «традиции» («techniques», «traditions»), «местоположение», «окружение» («location», «setting»), «дух места» («genius loci», «spirit and feeling»).

Подлинность выступает в качестве наиболее существенного, определяющего фактора наследия и связанных с ним ценностей. С точки зрения этимологии аутентичный (греч. authentikos — сам) означает «тот же самый». В современном понимании подлинность означает нечто поддерживающее и подтверждающее самое себя, черпающее веру и авторитет в самом себе. Понятие подлинности относится к чему-то творческому, авторскому, к чему-то глубоко тождественному самому себе по форме и содержанию [см.: 20].

При этом подлинность материала характеризует состояние строительного материала, подразумевая максимальное сохранение его первоначальных характеристик. Реализация этого критерия предполагает сохранение структуры городской ткани и ее консервативную реабилитацию, а также запрет на перемещение исторических сооружений. В соответствии с критерием подлинности замысла необходимо сохранение материи памятника, следов первоначально использовавшейся строительной технологии. Подлинность замысла означает сохранение в памятнике тех элементов, которые свидетельствуют об оригинальной художественной, архитектурной, конструктивной или функциональной идее, составляющей основу памятника и его ценность. Любое развитие памятника или ансамбля в соответствии с этим критерием предполагает гармонизацию с первоначальным замыслом. Подлинность означает сохранение контекста памятника, желательно на момент создания [3].

Обязательное прохождение памятником-номинантом теста на подлинность имеет цель не допускать включение копий или полностью реконструированных зданий в Список всемирного наследия.

Все объекты, номинированные на включение в Список всемирного наследия, должны удовлетворять условиям целостности. Целостность — мера единства и неповрежденности природного и/или культурного наследия и его признаков. Оценка степени целостности объекта включает все элементы, необходимые для выражения выдающейся универсальной ценности.

Выяснение соответствия объектов, выдвигаемых для включения в список, установленным критериям и условиям подлинности/целостности проводится упомянутым выше ИКОМОС.

Предусмотренная Конвенцией ЮНЕСКО 1972 г. охрана и управление объектами всемирного наследия должны гарантировать, что выдающаяся универсальная ценность, в том числе условия целостности и/или подлинности, существовавшие на момент включения в Список, будут поддерживаться или улучшаться
в будущем.

Все объекты, внесенные в Список всемирного наследия, должны иметь достаточную долгосрочную законодательную, нормативно-правовую, институциональную и традиционную охрану и управление, гарантирующие их сохранность. Охрана должна включать надлежащим образом установленные границы. При этом демаркация границ — необходимое требование для создания эффективной охраны номинированных объектов. Границы должны быть установлены таким образом, чтобы гарантировать всестороннее отражение выдающейся универсальной ценности, целостности и/или подлинности объекта.

Для обеспечения надлежащей охраны объекта должна быть предусмотрена соответствующая буферная зона. Это территория, окружающая номинированный объект, которая имеет дополнительные юридические и/или общепринятые ограничения на ее использование и развитие, создающие дополнительный уровень защиты объекта. Буферная зона включает непосредственное окружение номинированного объекта, важные панорамы и другие территории или атрибуты, которые являются функционально значимыми для объекта и его охраны. Территория, составляющая буферную зону, определяется в каждом конкретном
случае.

Номинируемый объект должен иметь соответствующий план управления, определяющий, каким образом должна сохраняться выдающаяся универсальная ценность объекта. Цель системы управления состоит в том, чтобы обеспечить эффективную охрану номинируемого объекта. Системы управления могут включать традиционные методы, существующие градостроительные нормы или региональные инструменты планирования, а также другие механизмы по контролю планирования. План отражает общие культурные ценности объекта, а также происходящие изменения, которые могут оказать воздействие на эти ценности. Он представляет собой руководящий документ, необходимый на всех этапах управления (планирование, реализация, мониторинг) и периодически подлежащий пересмотру и обновлению [4, с. 6—7].

На практике в пакете документов представляются копии планов управления объектом, а также в кратком виде применяемое законодательство. Досье на предлагаемый для включения в Список всемирного наследия объект закрепляется подписью должностного лица, имеющего полномочия подписывать его от имени государства (как правило, это министр культуры).

Считаем необходимым напомнить процесс номинации национальных объектов в Список всемирного наследия, который включает несколько этапов.

І этап — государство подписывает Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия и принимает на себя обязательство сохранять это наследие.

ІІ этап — готовится предварительный список объектов культурного наследия.

ІІІ этап — производится отбор объект из предварительного списка для внесения в Список всемирного наследия.

IV этап — заполненную форму для включения объектов отсылают в Центр всемирного наследия ЮНЕСКО.

V этап — Центр всемирного наследия ЮНЕСКО проверяет правильность заполнения формы и направляет ее на оценку в ИКОМОС.

VI этап — эксперты посещают объекты и оценивают их сохранность и управление ими.

VII этап — ИКОМОС оценивает объекты-номинанты, используя критерии культурного и природного наследия.

VIII этап — ИКОМОС составляет оценочный отчет. На практике процесс оценки включает консультации с достаточно широким кругом экспертов. Процесс выбора экспертов подразумевает формирование двух отдельных групп. Первая группа — это эксперты, которые могут предоставить консультацию в отношении выдающейся универсальной ценности номинированного объекта. Вторую группу представляют эксперты, которые имеют практический опыт в области управления, сохранения и определения подлинности отдельных объектов, от которых требуется участвовать в экспертных миссиях на объектах.

Международная неправительственная организация ИКОМОС по сути принимает правовые акты, содержание которых требует специального исследования.

IX этап — представители Бюро всемирного наследия знакомятся с объектами-номинантами, с их оценками и дают рекомендации Комитету.

Х этап — окончательное решение принимается 21 членом Комитета всемирного наследия с одной из следующих рекомендаций: внести, отсрочить, отказать [9, с. 426—428; 22].

Объекты, включенные в Список всемирного наследия, должны быть отмечены эмблемой и логотипом ЮНЕСКО, которые располагаются таким образом, чтобы не нарушать эстетического впечатления от объекта. По задумке экспертов (эскиз разработал в 1978 г. Мишель Олифф), эта эмблема символизирует взаимозависимость культурного и природного наследия: квадрат в центре обозначает творение человека, а внешний круг представляет символ природы — две неразрывно связанные части. Эмблема имеет круглую форму, повторяющую форму земного шара, одновременно символизируя защиту [21].

Эмблема является символом Конвенции ЮНЕСКО 1972 г., выражает приверженность государств — сторон Конвенции принципам последней и служит для обозначения объектов, включенных в Список всемирного наследия. Главным образом она является выражением тех ценностей глобального характера, которые защищает Конвенция. Эмблема допускает любое цветовое решение и размер — в зависимости от назначения, технических возможностей и соображений художественного характера. На эмблеме обязательно должна присутствовать надпись «World Heritage. Patrimoine Mondial». На практике часть
надписи используют для перевода этих слов на государственный язык той страны, где используется эмблема [21].

В связи с включением объекта в Список всемирного наследия на объекте помещается мемориальная табличка, предназначение которой извещать население данного государства и иностранных гостей о том, что объект, который они посетили, имеет особое значение, признанное международным сообществом, а также о существовании Конвенции об охране всемирного наследия и Списка всемирного наследия. Причем таблички устанавливают таким образом, чтобы они были заметны для посетителей и не нарушали при этом внешнего облика объекта. На табличке помещают упомянутую выше эмблему всемирного наследия, в тексте отмечают исключительную ценность объекта, приводят краткое описание его особых характеристик.

ЮНЕСКО запрещает размещение эмблемы на предметах, имеющих крайне малую образовательную (просветительскую) ценность или вовсе ее не имеющих. Запрещается также использование эмблемы транспортными агентствами, авиалиниями или иными организациями и предприятиями, действующими преимущественно для извлечения прибыли (исключение составляют особые обстоятельства и случаи, не вызывающие сомнения в очевидной пользе подобного предложения для всемирного наследия в общем или для какого-либо конкретного объекта в частности).

Право на использование эмблемы неразрывно связано с условием, что каждое государство должно иметь возможность контролировать качество продукции/материалов, с которыми она ассоциируется.

Если страна не выполняет взятых на себя в соответствии с Конвенцией ЮНЕСКО 1972 г. обязательств, наступают неблагоприятные последствия.

Во-первых, ее памятники могут быть исключены из Списка всемирного наследия. Во-вторых, о существовании реальной угрозы памятнику может быть направлена информация в Комитет всемирного наследия. И если предупреждение обосновано и проблема достаточно серьезна, то памятник включается в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой. По состоянию на 12 июля 2017 г. (как мы указывали выше, в этот день закончилось очередное заседание Комитета всемирного наследия), в Список всемирного наследия, находящегося в опасности, внесены 54 объекта, расположенные в 34 государствах, среди которых из стран СНГ — «Исторический центр города Шахрисабз» (Республика Узбекистан), включенный в данный список в 2016 г. [25].

В соответствии со статьей 11 (п. 4) Конвенции ЮНЕСКО 1972 г. Комитет может внести объект в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой, при наличии следующих условий: во-первых, рассматриваемый объект входит в Список всемирного наследия; во-вторых, объекту угрожает серьезная и конкретная опасность; в-третьих, для сохранения объекта необходимо проведение крупномасштабных работ; в-четвертых, в отношении объекта запрашивалось содействие в рамках анализируемой Конвенции.

Критерии включения объектов в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой, определены пунктом 178 «Оперативных руководящих принципов осуществления Конвенции о всемирном наследии» (октябрь 2016 г.). Комитет может включить объект всемирного наследия согласно определению, изложенному в статьях 1 и 2 Конвенции ЮНЕСКО 1972 г., в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой, если выяснится, что состояние данного объекта соответствует, по крайней мере, одному из критериев, приведенных для любого из двух перечисленных ниже случаев [21].

Для объектов культурного наследия, во-первых это установленная опасность, т. е. когда объекту угрожает конкретная и неизбежная опасность, существование которой доказано (например, серьезное разрушение материалов; серьезное повреждение конструкций или декоративных элементов; существенная утрата культурной значимости); во-вторых, это потенциальная опасность — на объект воздействуют факторы, угрожающие лишить объект присущих ему характеристик. Такими факторами могут быть изменение юридического статуса объекта и связанное с этим снижение категории охраны; угрожающие последствия реализации проектов по региональному планированию; угрожающие последствия реализации градостроительных проектов; возникновение или угроза вооруженного конфликта; угрожающие воздействия климатических,
геологических или иных факторов, связанных с окружающей средой.

Таким образом, высшей организационно-правовой формой сохранения материального культурного наследия признается получение памятником статуса объекта Всемирного культурного или природного наследия. Значимость данного события для страны переоценить трудно. Однако процесс номинации национальных памятников (историко-культурных ценностей) продолжает вызывать затруднения в части практической реализации. Как представляется, при формировании Государственного списка историко-культурных ценностей Республики Беларусь должен учитываться признак подлинности (аутентичности) памятника, что позволит в будущем соблюсти необходимую процедуру в случае представления объекта в Список всемирного наследия.

В целях создания дополнительных гарантий правовой защищенности историко-культурного наследия предлагается дополнить статьи 19.2, 19.3, 19.5 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях новыми положениями (квалифицирующим признаком), предусматривающими усиление ответственности в случае совершения тех же действий (нарушение порядка или условий выполнения работ на историко-культурных ценностях либо совершение действий, создающих угрозу уничтожения, повреждения историко-культурных ценностей; нарушение режимов содержания или использования зон охраны недвижимых материальных историко-культурных ценностей; несоблюдение требований об ограничении прав собственника историко-культурной ценности) в отношении историко-культурных ценностей, включенных в Список всемирного культурного и природного наследия либо предложенных для включения в такой список.

Автор продолжает последовательно отстаивать идею преподавания в учреждениях образования и в системе повышения профессиональной квалификации государственных служащих, сотрудников правоохранительных и контролирующих органов правовых аспектов охраны, использования и восстановления историко-культурного наследия, международно-правовой защиты культурных ценностей. Вступление 3 февраля 2017 г. в силу Кодекса Республики Беларусь о культуре [5] должно оказать стимулирующее влияние на изучение законодательства об охране историко-культурного наследия. В этом плане может быть полезен опыт Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, в котором с 2016/2017 учебного года преподается дисциплина специализации «Правовая охрана историко-культурного наследия: международный и национальный аспекты», имеющая методическое обеспечение (издано учебное пособие [9]), в рамках которой изучаются проблемы международно-правовой защиты культурных ценностей.

Список использованных источников

1. Богуславский, М. М. Культурные ценности в международном обороте: правовые аспекты / М. М. Богуславский. — М.: Норма, 2012. — 425 с.
2. Галенская, Л. Н. Музы и право: правовые вопросы международного сотрудничества в области культуры / Л. Н. Галенская. — Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1987. — 223 с.
3. Душкина, Н. Понятие подлинности в современной теории и практике реставрации / Н. Душкина // Научно-информационный сборник. Вып. 3. — М., 1996. — С. 4—5.
4. Интеграционный подход в управлении объектами Всемирного наследия в странах СНГ. Информационная записка по итогам научно-практического семинара / авт.-сост.: М. Буюкли [и др.]. — Минск: Фонд «Культурное наследие и современность», 2015. — 36 с.
5. Кодэкс Рэспублікі Беларусь аб культуры: Кодэкс Рэсп. Беларусь 20 ліпеня 2016 г. № 413-З: прыняты Палатай прадстаўнікоў 24 чэрв. 2016 г.: адобр. Саветам Рэсп. 30 чэрв. 2016 г. [Электронны рэсурс] // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://pravo.by/pravovaya-informatsiya/normativnye-dokumenty/kodeksy-respubliki-belarus>. — Дата доступа: 08.02.2017.
6. Котлярова, Ж. Наследие Беларуси в Списках ЮНЕСКО: не Мирским единым... / Ж. Котлярова [Электронный ресурс] // БелТА. — Режим доступа: <http://www.belta.by/comments/view/nasledie-belarusi-v-spiskah-junesko-ne-mirskim-edinym-5257/>. — 16.12.2016. — Дата доступа: 11.07.2017.
7. Магазинщикова, І. П. Культурна спадщина людства. Збереження та використання: навчал. посiб. / І. П. Магазинщикова. — Львiв, 2002. — 160 с.
8. Максимов, В. В. Правовая охорона культурных ценностей у Конвенціях ЮНЕСКО: автореф. діс. ... канд. юрід. наук: 12.00.10 / В. В. Максимов; НАН України, Ін-т держави і права ім. В. М. Корецького. — Київ, 1997. — 24 с.
9. Мартыненко И. Э. Правовая охрана историко-культурного наследия Республики Беларусь: учеб. пособие / И. Э. Мартыненко. — Гродно: ГрГУ им. Я. Купалы, 2017. — 561 с.
10. Мельничук, О. І. Міжнародно-правовий статус всесвітньої культурної і природної спадщини / О. І. Мельничук; НАН України, Ін-т держави і права ім. В. М. Корецького. — Київ: Наук. думка, 2008. — 285 с.
11. Нарский документ о подлинности [Электронный ресурс] // Московское общество охраны архитектурного наследия. — Режим доступа: <http://www.maps-moscow.com/index.php?chapter_id=213&data_id=153&do=view_single>. — Дата доступа: 11.06.2017.
12. Об утверждении Государственной программы «Культура Беларуси» на 2016—2020 годы: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 4 марта 2016 г. № 180 [Электронный ресурс] // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://www.pravo.by/document/?guid=3871&p0=C21600180>. — Дата доступа: 12.06.2017.
13. О ратификации Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия: Указ Президиума Верховного Совета БССР от 25 марта 1988 г. № 2124-XI // Собрание законов Белорусской ССР, указов Президиума Верховного Совета Белорусской ССР, постановлений Совета Министров Белорусской ССР. — 1988. — № 10. — Ст. 154.
14. Павлова, Л. В. Имплементация международно-правового механизма защиты всемирного культурного наследия в законодательстве Республики Беларусь / Л. В. Павлова // Труды факультета международных отношений БГУ. Вып. I. — Минск: БГУ, 2010. — С. 93—98.
15. Павлова, Л. В. Статус всемирного культурного наследия в международном праве / Л. В. Павлова // Журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2007. — № 4. — С. 3—10.
16. ЮНЕСКО [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://mfa.gov.by/mulateral/organization/list/ecd8ae0f4460b6f7.html>. — Дата доступа: 11.07.2017.
17. Akulenko, V. I. International Law on Protection of Cultural Property — a New Branch of the Public International Law / V. I. Akulenko // Juridical Journal. — Kyiv: Justinian Ltd., 2016. — P. 56—62.
18. Criteria [Electronic resource] // UNESCO. — Mode of access: <http://whc.unesco.org/en/criteria>.— Date of access: 12.07.2017.
19. History [Electronic resource] // ICOMOS: International Council on Monuments and Sites. — Mode of access: <http://www.icomos.org/en/about-icomos/mission-and-vision/history>. — Date of access: 12.06.2017.
20. Jokilehto, J. Conservation Principles in the International Context / J. Jokilehto // Conservation Principles, Dilemmas and Uncomfortable Truths / ed. by A. Richmond and A. Bracker. — Oxford: Butterworth-Heinemann, 2009. — P. 73—83.
21. Operational Guidelines for the Implementation of the World Heritage Convention [Electronic resource ] // UNESCO. — Mode of access: <http://whc.unesco.org›document/156250>. — Date of access: 12.06.2017.
22. Preparing World Heritage Nominations [Electronic resource] // UNESCO. — Mode of access: <http://whc.unesco.org/en/preparing-world-heritage-nominations>. — Date of access: 12.07.2017.
23. State Rarties Ratification Status [Electronic resource] // UNESCO. — Mode of access: <http://whc.unesco.org/en/statesparties>. — Date of access: 23.03.2017.
24. Tentative lists [Electronic resource] // UNESCO. — Mode of access: <http://whc.unesco.org/en/tentativelists/state=by>. — Date of access: 12.07.2017.
25. World Heritage in Danger [Electronic resource] // UNESCO. — Mode of access: <http://whc.unesco.org/en/158/>. — Date of access: 30.06.2017.
26. World Heritage List [Electronic resource] // UNESCO. — Mode of access: <http://whc.unesco.org/en/list/>. — Date of access: 30.06.2017.

Статья поступила в редакцию в апреле 2017 г.

Статья подготовлена при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований

 
 
Конкурс научных работ
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев