Версия для печати
Журнал международного права и международных отношений. 2017. № 1-2 (80-81). С. 27—34.
Journal of International Law and International Relations. 2017. N 1-2 (80-81). P. 27—34.

международное право — право международных договоров

Международно-правовое регулирование института поправок к международным договорам: вклад Комиссии международного права

Ярослав Будник

Автор:
Будник Ярослав Владимирович — аспирант кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: yabudnik@tut.by
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Дейкало Екатерина Александровна — кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Дьяченко Екатерина Борисовна — кандидат юридических наук, советник судьи Суда Евразийского экономического союза

Впервые в белорусской доктрине международного права рассматривается процесс подготовки Комиссией международного права проекта статей о праве международных договоров в части, касающейся института поправок к международным договорам. Проведенный автором анализ позволяет проследить идеи, которые формировались Комиссией в рамках разработки основ современного правового регулирования указанного института: Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. Автор показывает достижения Комиссии в рамках деятельности по кодификации и прогрессивному развитию института поправок к международным договорам и высказывает предложения по дальнейшему совершенствованию положений Венской конвенции, которые могут представлять интерес для теоретиков и практиков в сфере права международных договоров.

Ключевые слова: Венская конвенция о праве международных договоров; институт поправок к международным договорам; Комиссия международного права.


«International Legal Regulation of the Institute of Amendments to International Treaties: Contribution of the International Law Commission» (Yaroslav Budnik)

For the first time in the Belarusian doctrine of international law, the preparation process of draft articles on the law of treaties by the International Law Commission in respect of the institute of amendments to treaties is considered in the article. The author's analysis allows to observe ideas that were formulated by the Commission within the preparation of the basis of the modern legal regulation of this institute: the Vienna Convention on the Law of Treaties of 23 May 1969. The author shows the Commission’s achievements within the framework of codification and progressive development of the institute of amendments to international treaties, as well as proposes further improvement of the Vienna Convention provisions, which may be of interest to theorists and practitioners in the field of international treaty law.

Keywords: institute of amendments to international treaties; International Law Commission; Vienna Convention on the Law of Treaties.

Author:
Budnik Yaroslav — post-graduate student of the Department of International Law of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: yabudnik@tut.by
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS


В праве международных договоров Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. (далее — Венская конвенция 1969 г.) уже многие годы является основополагающим документом в регулировании различных вопросов, связанных с порядком заключения и действия международных договоров, включая вопросы внесения в них поправок.

Следует признать, что положения Венской конвенции 1969 г. детально прокомментированы в доктрине международного права. Вместе с тем сохраняется ряд правовых вопросов, которые до настояшего времени не получили надлежащего рассмотрения. Так, анализ научной литературы свидетельствует о том, что институт поправок к международным договорам до настоящего времени не находился в поле зрения белорусских исследователей международного права. В советских и российских доктринальных источниках лишь отдельные аспекты рассматриваемого института были исследованы А. Н. Вылегжаниным [1], А. Н. Талалаевым [2], О. И. Тиуновым [3]. Среди европейских и американских авторов можно выделить работы Э. Оста [5; 6], Г. Бликса [7], И. Деттера [8], Ч. де Вишера [9], Дж. Фишера [10—12], Р. Гарднера [13], Э. Хойта [14], А. Макнейра [15], Ж. Сселя [18], М. Виллигера [36].

Полагаем, что отсутствие общетеоретических комплексных исследований, посвященных институту поправок к международным договорам в доктрине международного права, негативно влияет на его применение в практике государств.

Для уяснения сущности и важности института поправок к международным договорам следует обратиться к проекту Венской конвенции, разрабатывавшемуся Комиссией международного права (КМП). Цель настоящей статьи заключается в оценке нормативного содержания действующей Венской конвенции 1969 г. в части, касающейся института
поправок.

В этом контексте полагаем целесообразным акцентировать внимание на содержании статей 39 и 40 Венской конвенции 1969 г., разработкой которых занималась КМП в 1964—1966 гг. при подготовке проекта статей о праве международных договоров.

Прежде всего, необходимо отметить, что лишь в 1964 г. на завершающем этапе деятельности КМП специальный докладчик Х. Уолдок (Великобритания) включил вопросы, касающиеся поправок, в свои доклады, хотя другой английский юрист-международник Дж. Фицморис, который ранее являлся одним из специальных докладчиков по праву договоров, высказывал мнение, что для целей проекта статей «раздел о поправках и изменениях может оказаться не нужным» [19, p. 39]. Его позицию разделял ряд видных западных юристов, считавших невозможным сконструировать специальные нормы о поправках. Так, например, британский ученый А. Макнейр писал: «Пересмотр договора является предметом политики и дипломатии...» [15, p. 534]. Более того, Институт международного права (международная неправительственная организация) в 1960 г., хотя и подчеркивал значение вопроса, однако не смог сформулировать положения, касающиеся поправок к международным договорам [4].

Надо отдать должное настойчивости специального докладчика Х. Уолдока, который в процессе разработки вопросов о договорах и третьих государствах высказал мнение, что «Комиссия может посчитать желательным рассмотреть вопрос о пересмотре договоров во взаимосвязи с рассмотрением указанных вопросов» [35, p. 6]. Специальный докладчик предложил раздел II «Поправки и пересмотр договоров» части третьей, который включал в себя статьи 67—69, относящиеся к институту поправок.

Для надлежащего рассмотрения первоначально предложенных статей полагаем целесообразным привести их неофициальный перевод на русский язык:

«Статья 67. Предложения о внесении поправок или пересмотре договора

С учетом положений договора —

а) участник может в любое время уведомить других участников, как напрямую, так и через депозитария, о предложении о внесении в него поправок или о пересмотре;

b) другие участники обязаны добросовестно и в консультациях с заинтересованным участником рассмотреть вопрос о том, какие меры, в случае необходимости, следует принять в отношении предложения.

Статья 68. Право участника на то, чтобы с ним консультировались в отношении поправок или пересмотра договора

1. Каждый участник имеет право быть уведомленным о предложении о внесении поправок или о пересмотре договора и чтобы с ним консультировались в отношении заключения соглашения, предназначенного внести поправки или пересмотреть его.

2. Пункт 1 не применяется к поправкам, посредством которых отдельные участники предполагают модифицировать применение договора только в отношениях между собой, если внесение таких поправок в договор в отношениях между соответствующими участниками —

а) не влияет на пользование другими участниками своими правами по договору;

b) не затрагивает положения, отступление от которых является несовместимым с эффективным осуществлением объекта и целей договора в целом, а также

c) не запрещается договором.

3. Если договор не предусматривает иное, правила, изложенные в части I настоящих статей, применяются к заключению и вступлению в силу любого соглашения, предназначенного внести поправки или пересмотреть договор.

Статья 69. Последствия соглашения о поправках или о пересмотре для прав и обязательств участников

1. Соглашение о поправках или о пересмотре договора не затрагивает права или обязательства участника договора, который не стал участником соглашения о поправках или о пересмотре, если только:

а) сам договор не предусматривает иное, или

b) учредительный договор международной организации устанавливает иное правило для договоров, заключенных в рамках организации.

2. Вступление в силу соглашения о поправках или о пересмотре inter se не может, однако, считаться другим участником нарушением его права в соответствии с договором, если после уведомления и консультаций в соответствии с пунктом 1 статьи 68 —

а) он принял участие в принятии соглашения о поправках или о пересмотре, или

b) он не возражал против предложенной поправки или пересмотра, хотя и не принимал участие в принятии такого соглашения.

3. а) с учетом пунктов 1 и 2 последствия соглашения о поправках или о пересмотре договора для прав и обязательств участников договора регулируются статьями 41 и 65 настоящих статей;

b) если вступление в силу поправок или пересмотра договора лишь между отдельными участниками договора составляет нарушение vis-a-vis к другим участникам, они могут прекратить или приостановить действие договора в соответствии с условиями, изложенными в статье 42»
[35, p. 47].

Заслуживают внимания мотивы, которыми руководствовался специальный докладчик Х. Уолдок и которые изложены в его комментариях к приведенным статьям.

В своем комментарии к статье 67 Х. Уолдок отметил, что она посвящена праву участника договора предлагать поправку или пересмотр, а также корреспондирующему с ним обязательству другого участника надлежащим образом рассмотреть предложение. По мнению специального докладчика, не вызывает сомнения право участника вносить предложение о поправках, но нормативное закрепление данного права может быть желательно по двум причинам. Во-первых, в случае многостороннего договора необходимо определить, могут только участники вносить предложения о поправках или пересмотре либо это могут делать также государства, которые приняли договор, но не стали его участниками. Такие государства могут предложить поправки с целью сделать возможной ратификацию, принятие или утверждение договора. Специальный докладчик утверждал, что общая практика свидетельствует о том, что право вносить предложения о поправках или пересмотре договора принадлежит участникам. Во-вторых, договоры нередко содержат разнообразные положения, регулирующие право вносить предложения о поправках или пересмотре. Некоторые из них требуют, чтобы предложения вносились определенным числом или определенной частью участников, некоторые допускают внесение предложений лишь после истечения определенного периода времени, или наступления установленной даты или события, или через периодические интервалы или в соответствии со специальными условиями. Поскольку это так, специальный докладчик полагал желательным установить общее правило [35, p. 50].

Общее правило специальный докладчик видел в положениях пункта а статьи 67, согласно которому участник может в любое время вносить предложение о внесении поправок или пересмотре.

Как полагал специальный докладчик, формулировку «с учетом положений договора», которая приводится в преамбуле статьи, следует понимать не как ограничивающую право вносить предложения о поправках или пересмотре, а как указание на то, что в договоре могут содержаться требования процедурного характера внесения такого предложения.

Пункт b статьи 67 налагает на других участников обязательство добросовестно отнестись к внесенному предложению. Х. Уолдок признавал, что не всегда можно оценить выполнение данного обязательства, однако, учитывая специфику процедуры внесения поправок, он все же полагал полезным установить, что участники взаимно обязаны осуществить надлежащее рассмотрение любого предложения, высказанного одним из них о поправках или о пересмотре [35, p. 50].

Комментируя статью 68 проекта, Х. Уолдок подчеркнул важность выражения Комиссией своей позиции, так как в прошлом существовали примеры внесения поправок или пересмотра договоров между отдельными участниками без консультаций с другими. Основываясь на таких примерах, некоторые ученые делали вывод об отсутствии общего правила о праве сторон принимать участие во всех переговорах, касающихся поправок или пересмотра. Специальный докладчик был не согласен с такими выводами и просил Комиссию не основываться на них, исходя из того, что сама природа правоотношений, установленных договором, требует, чтобы с каждым участником консультировались в отношении любых поправок или пересмотра договора [35, p. 51].

При этом специальный докладчик признавал возможность существования особых обстоятельств, когда может быть оправдано неприглашение отдельных участников к консультациям. Но общее правило, по мнению специального докладчика, заключается в том, что каждый участник имеет право на участие в консультациях в отношении любых поправок или пересмотра договора [35, p. 51].

Предложенный специальным докладчиком пункт 2 статьи 68 касался соглашений inter se, исключал из общего правила такие из них, которые ущемляют права других участников, не совместимы с эффективным осуществлением объекта и целей договора в целом, запрещены им.

Из анализа положений пункта 2 статьи 68 можно заключить, что специальный докладчик понимал под поправками (пересмотром) не только формальные изменения текста, но и изменения применения договора без текстуальной модификации.

Следует оговориться, что такое понимание соглашений о поправках, как мы сможем увидеть далее, не нашло поддержки у других членов КМП. В то же время необходимо признать, что положения рассматриваемого пункта стали основой для закрепления в Венской конвенции правового регулирования соглашений inter se и их последующего разграничения с поправками.

Специальный докладчик допускал наличие у членов КМП сомнений в целесообразности положений пункта 3, поскольку соглашение о поправках или пересмотре, будучи договором, подпадает под действие части I. Но у специального докладчика имелись следующие доводы в пользу целесообразности установления положений пункта 3 статьи 68:

1) многосторонние договоры, как правило, содержат положения о внесении поправок в будущем и в таком случае они подлежат применению;

2) исключаются сомнения в применении к соглашениям о поправках или пересмотре статей, касающихся принятия текста и вступления договора в силу [35, p. 51].

Статья 69, по мнению специального докладчика, была одной из форм применения более общего положения, согласно которому договор не устанавливает обязательств для государств, не являющихся его участниками [35, p. 51].

Предложенные специальным докладчиком положения проекта, касающиеся поправок, обсуждались в рамках 744—747-го заседаний КМП [21—24] и вызвали замечания у ее членов.

Замечания, в частности, касались целесообразности установления правового регулирования института поправок, понятий «поправки», «пересмотр» и «модификация», функций депозитария в процедуре внесения поправок, правила единогласия при принятии решений в отношении поправок. Неясными либо некорректными были названы большинство формулировок, использованных в статьях 67—69 (например, формулировок «с учетом положений договора», «в любое время», «добросовестно»).

Заслуживает внимания позиция члена КМП Г. И. Тункина (СССР), который настаивал на разграничении правового регулирования института поправок и соглашений inter se [22, p. 145; 23, p. 148]. Данный подход возобладал в КМП, и сегодня он превалирует в современной доктрине и практике государств.

На завершающей стадии первоначального обсуждения статей 67—69 специальный докладчик особо подчеркнул, что он не ставил целью подготовку «технического кодекса». Свою задачу он видел в поиске «элементов, которые заслуживали или нуждались в формализации в проекте статей о праве договоров». Основным из них, как отмечалось ранее, он считал право всех участников договора на то, чтобы с ними консультировались в отношении соглашения, предназначенного модифицировать положения договора. В то же время специальный докладчик продолжал придерживаться мнения о нереалистичности попытки провести четкое различие между соглашениями о поправках и соглашениями inter se [24, p. 154].

По просьбе специального докладчика указанные статьи были возвращены ему на доработку и обсуждались в ходе 752-го и 753-го заседаний КМП [25; 26].

Наиболее принципиальное отличие доработанных статей заключалось в том, что положения, которые ранее содержались в статье 67, подверглись радикальным изменениям. Указанная статья была названа «Процедура внесения поправок в договоры». Положения пункта 2 статьи 68 в первоначальной редакции, касающиеся соглашений inter se, были выделены в отдельную статью, которая была посвящена исключительно их регламентации. При этом отметим, что таким образом специальный докладчик согласился с мнением членов КМП о необходимости разграничения правового регулирования соглашений о поправках и соглашений inter se [25, p. 189].

В новую статью 68 с изменениями непринципиального характера были перенесены положения статьи 69 в первоначальной редакции.

Доработанные статьи 67 и 68 проекта получили высокую оценку со стороны членов КМП [25; 26], однако они продолжали предлагать внесение в них дополнительных уточнений.

Кроме того, в ходе обсуждения специальный докладчик также вносил дополнительные предложения по совершенствованию указанных статей, которые были переданы в Комитет по подготовке проекта (далее — Комитет) [26, p. 197].

Положения статьи 67 проекта в редакции Комитета были одобрены единогласно, так же как и статья 68 [27]. Комментарий к статьям был одобрен в ходе 773-го заседания КМП [28]. В тексте проекта статей, по состоянию на 1964 г., статьи, касающиеся поправок, получили номера 65 и 66 [16, p. 193]. Общие комментарии КМП к статьям во многом основывались на позициях, выработанных специальным докладчиком.

Необходимо отметить, что статья 65 проекта определила порядок внесения поправок: в договор могут быть внесены поправки по соглашению между участниками. Если соглашение заключается в письменной форме, то применяются правила, изложенные в части II, за исключением того, когда договор или установленные правила международной организации предусматривают иное.

Учитывая практику внесения поправок в многосторонний договор посредством иного многостороннего договора, который вступает в силу для тех государств, которые его ратифицируют или иным образом признают обязательность, КМП не считала обязательным, что такое соглашение должно быть достигнуто между всеми участниками [16, p. 195].

КМП согласилась, что поправки в договор обычно вносятся посредством заключения другого договора в письменной форме. Одновременно КМП признала, что иногда поправки имеют место в виде устных соглашений или соглашений tacit [16, p. 195].

Заключительные положения статьи 65 проекта, содержащие указание на договор и правила международных организаций, отражали растущую практику включения соответствующих специальных положений в многосторонние договоры, а также тот факт, что учредительные документы многих международных организаций предусматривают специальные правила, касающиеся поправок [16, p. 195].

Статья 66 была посвящена регулированию процедуры внесения поправок в многосторонние договоры. КМП, рассмотрев вопрос о целесообразности формулирования какого-либо правила применительно к двусторонним договорам, пришла к выводу, что это не будет служить полезной цели. Там, где вовлечено только два участника, правил, содержащихся в частях I и II, достаточно для того, чтобы урегулировать процедуру и защитить позиции отдельных участников. Более того, КМП пришла к мнению, что участник связан обязательством добросовестности при рассмотрении предложения другого участника о внесении поправок в договор. При этом она предположила, что такой принцип будет затруднительно сформулировать нормативно, учитывая возможную произвольную денонсацию договоров по надуманным основаниям (имеется в виду такое основание, когда другой участник не уделил серьезного внимания предложению о поправках) [16, p. 195].

Статья 66 касалась исключительно поправок stricto sensu (в строгом смысле) в многосторонние договоры, которые представляют собой соглашения, предназначенные изменить положения договора в отношениях между всеми участниками. КМП прямо высказалась о том, что фактическое намерение сторон в таком случае заключается в составлении соглашения по изменению договора между всеми участниками, а не между отдельными участниками в целях изменения его применения только между ними. При этом КМП признавала, что соглашение о поправках, составленное его участниками, может вступать в силу только для некоторых из них при невозможности со стороны других участников провести процедуры ратификации, принятия или утверждения такого соглашения [16, p. 197].

В 1966 г. в ходе 18-й сессии КМП был представлен шестой доклад Х. Уолдока, в котором специальный докладчик проанализировал замечания, поступившие от правительств в отношении статей 65 и 66 проекта.

Так, по статье 65 проекта поступили замечания пяти государств: Греции, Израиля, Нидерландов, Румынии и США. С учетом высказанных замечаний специальным докладчиком была предложена новая редакция статьи 65 [20, p. 79—80].

По результатам обсуждения уточненной редакции статьи 65 было решено направить ее в Комитет с поручением уточнить ее название и содержание [29, p. 115]. Изменения, внесенные Комитетом, коснулись названия статьи («Общее правило, касающееся поправок к договорам»). Редакция статьи была принята единогласно [31, p. 214] и окончательно одобрена Комиссией [34, p. 330].

Специальным докладчиком была предложена также новая редакция статьи 66. Основные дискуссии развернулись вокруг положений пунктов 3 и 4 статьи 66 о поправках в договоры, которые не вступили в силу, и применения принципа эстоппеля в процессе внесения поправок:

«3. Если предложение касается многостороннего договора, который не вступил в силу, оно должно быть сообщено каждому государству, которое посредством подписания или иным образом приняло или согласилось с текстом. Пункты 1 и 2 должны применяться mutatis mutandis в отношении каждого такого государства.

4. Участник договора, который посредством подписания или иным образом принял или одобрил текст соглашения о поправках, не может возражать против применения соглашения между государствами, которые стали его участниками» [см.: 29; 30].

Полное несогласие с содержанием приведенных пунктов и целесообразностью их закрепления в пункте 66 высказал Э. Хименес де Аречага (Уругвай). Он выступал за исключение указанных пунктов по следующим причинам:

— отсутствие определенности в отношении государств, уполномоченных участвовать в процессе внесения поправок в договоры, которые не вступили в силу;

— несогласованность с общей системой проекта статей, разработанных Комиссией, которая относится к договорам, вступившим в силу;

— трудности практического характера в связи с вопросами уведомления и прекращения договоров, которые обозначил специальный докладчик [29, p. 117].

При дальнейшем обсуждении Э. Хименес де Аречага предположил, что положения пункта 3 могут отрицательно повлиять на развитию международного права [30, p. 120].

Г. И. Тункин согласился с сомнениями, выраженными Э. Хименес де Аречага в отношении пересмотренного текста пункта 3, результатом которого может стать «нестабильность и неразбериха, в случае если разрешить государству предлагать поправки в принятый текст до вступления договора в силу». Сомнения были также высказаны в отношении целесообразности сохранения пункта 4 [29, p. 117]. Э. Кастрен (Финляндия) также высказал сомнения в «необходимости включения новых положений, содержащихся в пункте 3» с учетом того, что соответствующие случаи довольно редки [29, p. 118]. Аналогичное мнение высказал А. Гарсия де Луна (Испания) [29, p. 118]. А. Фердросс (Австрия) полагал, что в пункте 3 содержится правило вежливости и вопрос состоит в том, нужно ли переводить его в статус нормы права [29, p. 119]. Х. Бриггс (США) прямо заявил о том, что пункт 3 не нужен, а пункт 4 — «под вопросом» [29, p. 119]. Были высказаны замечания другими членами КМП. Отдельные члены КМП высказали мнение о том, что пункт 4 является излишним с учетом статьи 67, касающейся соглашений inter se [29, p. 118—119].

Специальный докладчик возражал, указывая на различия правовой регламентации. По его мнению, цель пункта 4 заключалась в том, чтобы «показать лишь то, что если участники согласились с составлением и принятием соглашения о поправках, государства, которые впоследствии ратифицировали соглашение и ввели его в действие в отношениях между собой, не сделали ничего неправомерного».

Статья 66 по предложению специального докладчика была направлена в Комитет [30, p. 123]. В текст статьи, подготовленный Комитетом, были внесены изменения как содержательного, так и технического характера. Так, из статьи были исключены два пункта, касающиеся поправок в договоры, которые не вступили в силу, а также применения принципа эстоппеля в процессе внесения поправок (содержание пунктов приводилось выше). При этом был предложен новый пункт 2, суть которого заключалась в том, чтобы предоставить право участия в соглашении о поправках тем государствам, которые имеют право стать участником первоначального договора. Сразу же оговоримся, что он не вызвал серьезных возражений членов КМП в отличие от нового пункта 4, сформулированного, по словам Председателя Комитета, с большим трудом. В процессе формулирования данного пункта Комитет консультировался с Секретариатом ООН относительно практики организации в отношении внесения поправок в многосторонние договоры [31, p. 214]. Сущность положений пункта заключалась в том, что если договор или соглашение о поправках не предусматривают иное, государство, которое становится участником договора после вступления в силу соглашения о поправках, считается участником договора, в который были внесены поправки, за исключением отношений с государством — участником договора, который не связан соглашением о поправках.

На наш взгляд, необходимо особо выделить мнение, которое было высказано членами КМП М. Бартошом (Югославия), Г. И. Тункиным (СССР) и С. Цуруокой (Япония) о необходимости дополнительного изучения положений, согласно которым государство, которое становится участником договора после внесения поправок, должно быть связано договорными обязательствами с государством, которое не является участником соглашения о поправках [31, p. 215—216].

Поэтому статья 66 проекта была возвращена в Комитет для доработки. Доработанный Комитетом текст статьи был дополнен новым пунктом 1, согласно которому нижеследующие пункты применяются в том случае, если договор не предусматривает иное. Данное дополнение было вызвано практической целесообразностью: исключить повторение слов «если договор не предусматривает иное» в каждом последующем пункте. Существенной правкой следует признать дополнение абзаца первого пункта 5 статьи 66 словами «при отсутствии выражения таким государством иного намерения». Оно было направлено на обеспечение защиты прав государств в целях создания возможности определения своей собственной позиции [32, p. 263].

Данное дополнение не устранило изложенных выше сомнений членов КМП в отношении указанного структурного элемента. С. Цуруока критиковал пункт 5, поскольку, по его мнению, государство, которое становится участником договора после вступления в силу соглашения о поправках, не вступает ipso facto в договорные отношения с государствами, являющимися участниками только договора, в который не были внесены поправки, но может вступить в такие отношения, если они этого пожелают. Схожие позиции высказали иные члены КМП (Р. Аго (Италия), М. Бартош (Югославия), Х. Бриггс (США), Э. Хименес де Аречага (Уругвай) и др.) [32, p. 263—264].

Специальный докладчик Х. Уолдок отметил, что правила пункта 5 отражают существующую практику Генерального секретаря ООН как депозитария большого числа многосторонних договоров, а положение соответствующего государства в любом случае адекватно защищено охранительной клаузулой «при отсутствии выражения таким государством иного намерения» [32, p. 263]. Г. И. Тункин придерживался мнения, что, если бы пункт 5 был исключен, сущностное изменение было бы незначительным [32, p. 263].

Статьи 65 и 66 проекта и комментарии к ним были окончательно одобрены КМП [33; 34].

В итоговый проект в раздел IV «Поправки и модификация договоров» были включены статьи 35 «Общее правило, касающееся поправок к договорам» и 36 «Внесение поправок в многосторонние договоры»:

«Статья 35. Общее правило, касающееся поправок к договорам

В Договор могут быть внесены поправки по соглашению между участниками. Нормы, изложенные в части ІІ, применяются в отношении такого соглашения, если только
договор не предусматривает иное.Статья 36. Внесение поправок в многосторонние договоры

1. Если договор не предусматривает иное, при внесении поправок в многосторонний договор следует руководствоваться нижеследующими пунктами.

2. Все участники должны уведомляться о любом предложении, касающемся поправок к многостороннему договору, которые должны действовать в отношениях между всеми участниками, причем каждый из них имеет право участвовать в:

a) принятии решения о том, что следует сделать в отношении такого предложения;

b) переговорах и заключении любого соглашения о внесении поправок в договор.

3. Каждое государство, имеющее право стать участником договора, также имеет право стать участником договора, в который были внесены поправки.

4. Соглашение о внесении поправок не связывает государство, уже являющееся участником договора, но не ставшее участником соглашения о внесении поправок в договор; в отношении такого государства применяется пункт 4 b) статьи 26.

5. Государство, которое стало участником договора после вступления в силу соглашения о внесении поправок, если только оно не заявляет об ином намерении:

a) считается участником договора, в который были внесены поправки; и

b) считается участником договора, в который не были внесены поправки, в отношении любого участника договора, не связанного соглашением о внесении поправок в
договор.»
[17, p. 231].

В 1966 г. КМП представила Генеральной Ассамблее ООН окончательный проект статей о праве международных договоров, которые включали статьи о поправках, и рекомендовала, чтобы Ассамблея созвала международную конференцию для заключения конвенции по праву договоров [17, p. 177].

Таким образом, исследование вклада КМП в регламентацию института поправок к международным договорам к Венской конвенции 1969 г. позволяет отметить следующее.

Во-первых, следует отметить важную роль специального докладчика КМП Х. Уолдока, который, несмотря на существование в доктрине международного права противоположного мнения, посчитал целесообразным и возможным предложить кодифицировать рассматриваемый институт международного права, разработал и внес проекты соответствующих статей. Заслугу специального докладчика не умаляет тот факт, что итоговые статьи КМП существенно отличались от тех редакций, которые первоначально предложил специальный докладчик.

Во-вторых, важно отметить длительный характер обсуждения, которое происходило в КМП. Ее члены, концентрируясь на многочисленных процедурных вопросах заключения соглашений о поправках, одновременно стремились следовать идее обеспечения баланса стабильности и изменчивости международного правового регулирования.

В-третьих, обращает на себя особое внимание принципиальная позиция КМП в отношении правового закрепления права каждого участника международного договора принимать участие в рассмотрении вопроса о заключении соглашения о поправках к
договору.

В-четвертых, КМП учла практику государств, в соответствии с которой соглашения о поправках предназначены для того, чтобы вступить в силу для всех государств — участников первоначального договора. К числу новаций, предложенных КМП, относится также разграничение правового регулирования института поправок и соглашений inter se, которое прошло проверку временем и сегодня является общепризнанным.

В-пятых, важным достижением КМП является прогрессивная кодификация практики Секретариата ООН, которая касается последствий для всех заинтересованных сторон оформления государством участия в договоре после вступления в силу соглашения о внесении поправок. Кроме того, благодаря работе Комиссии регламентирован порядок действия договора в отношениях между различными категориями участников.

В силу различных причин КМП не смогла ответить на все вопросы, касающиеся института поправок, в частности закрепить право участника выступать с предложением о внесении поправок и обязательство иных участников рассмотреть такое предложение (ограничившись констатацией такого обязательства в силу принципа добросовестности), закрепить возможность внесения поправок в договоры, которые не вступили в силу, заключения соглашений о поправках не в письменной
форме.

В целом подготовленные Комиссией статьи о праве международных договоров в части, касающейся поправок, можно характеризировать как исключительно диспозитивные и гибкие, направленные на предоставление участникам широкой автономии. Вместе с тем неразрешенные Комиссией при подготовке проекта статей о праве международных договоров вопросы могут быть рассмотрены ею отдельно в рамках дальнейшей деятельности по содействию прогрессивному развитию и кодификации международного
права.

Список использованных источников

1. Международное право: учебник / А. Х. Абашидзе [и др.]; редкол.: А. Н. Вылегжанин (отв. ред.) [и др.]. — М.: Юрайт-Издат: Высш. образование, 2009. — 1011 с.
2. Талалаев, А. Н. Право международных договоров: действие и применение договоров / А. Н. Талалаев. — М.: Междунар. отношения, 1985. — 294 с.
3. Тиунов, О. И. Принцип соблюдения международных обязательств / О. И. Тиунов. — М.: Междунар. отношения, 1979. — 184 с.
4. Annuaire de l’Institute de droit international. — 1961. — Vol. I. — P. 229—291.
5. Aust, A. Handbook of international law / A. Aust. — New York; Cambridge: Cambridge University Press, 2005. — 505 p.
6. Aust, A. Modern treaty law and practice. 2nd ed. / A. Aust. — Cambridge: Cambridge University Press, 2007. — 611 p.
7. Blix, H. Om Enhällighetsregeln Vid Revision Av Multilaterala Fördrag en Studie i fördrag Rörande Tange / H. Blix // Nordic Journal of International Law. — 1965. — Vol. 26, N 1. — P. 153—193.
8. Detter, I. Essays on the law of treaties / I. Detter. — Stockholm: Norsteid; London: Sweet a. Maxwell, 1967. — 118 p.
9. De Visscher, Ch. Theory and reality in public international law / Ch. de Vissche. — Princeton: Princeton University Press, 1957. — 381 p.
10. Fischer, J. Aspects of modern international law / J. Fischer. — Oxford: Oxford University Press, 1939. — 117 p.
11. Fischer, J. Chapters on current international law and the League of Nations / J. Fischer. — London: Green & Co, 1929. — 513 p.
12. Fischer, J. International change and international peace / J. Fischer. — Oxford: Oxford University Press, 1932. — 79 p.
13. Gardiner, R. International law / R. Gardiner. — Harlow; New York: Longman, 2003. — 517 p.
14. Hoyt, E. The unanimity rule in the revision of treaties: a re-examination / E. Hoyt. — The Hague: M. Nijhoff, 1959. — 264 p.
15. McNair, A. The law of treaties / A. McNair. — Oxford: Claredon Press, 1961. — 789 p.
16. Report of the International Law Commission covering the work of its sixteenth session, 11 May — 24 July 1964: UN Doc. A/5809 // Yearbook of the International Law Commission, 1964: in 2 vol. Vol. 2: Documents of the sixteenth session including the report of the Commission to the General Assembly / United Nations. — New York, 1965. — P. 173—227.
17. Reports of the International Law Comission on the second part of its seventeenth session and on its eighteenth session: UN Doc. A/6309/Rev.1 // Yearbook of the International Law Commission, 1966: in 2 vol. Vol. 2: Documents of the second part of the seventeenth session and of the eighteenth session including the reports of the Commission to the General Assembly / United Nations. — New York, 1967. — P. 169—364.
18. Scelle, G. Théorie juridique de la révision des traités / G. Scelle. — Paris: Rec. Sirey, 1936. — 97 p.
19. Second report by G. Fitzmaurice, Special Rapporteur: UN Doc. A/CN.4/107 // Yearbook of the International Law Commission, 1957: in 2 vol. Vol. 2: Documents of the ninth session including the report of the Commission to the General Assembly / United Nations. — New York, 1958. — P. 16—70.
20. Sixth report on the law of treaties, by Sir Humphrey Waldock, Special Rapporteur: UN Doc. A/CN.4/186 and Add. 1—7 // Yearbook of the International Law Commission, 1964: in 2 vol. Vol. 2: Documents of the second part of the seventeenth session and of the eighteenth session including the reports of the Commission to the General Assembly / United Nations. — New York, 1967. — P. 51—103.
21. Summary record of the 744th meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.744 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr744.pdf>. — Date of access: 03.12.2014.
22. Summary record of the 745th meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.745 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr745.pdf>. — Date of access: 03.12.2014.
23. Summary record of the 746th meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.746 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr746.pdf>. — Date of access: 03.12.2014.
24. Summary record of the 747th meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.747 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr747.pdf>. — Date of access: 03.12.2014.
25. Summary record of the 752nd meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.752 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr752.pdf>. — Date of access: 03.12.2014.
26. Summary record of the 753rd meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.753 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr753.pdf>. — Date of access: 18.12.2014.
27. Summary record of the 764th meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.764 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr764.pdf>. — Date of access: 03.12.2014.
28. Summary record of the 773rd meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.773 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr773.pdf>. — Date of access: 03.12.2014.
29. Summary record of the 859th meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.859 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr859.pdf>. — Date of access: 18.12.2014.
30. Summary record of the 860th meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.860 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr860.pdf>. — Date of access: 18.12.2014.
31. Summary record of the 875th meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.875 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr875.pdf>. — Date of access: 18.12.2014.
32. Summary record of the 883rd meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.883 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr883.pdf>. — Date of access: 18.12.2014.
33. Summary record of the 892th meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.892 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr892.pdf>. — Date of access: 18.12.2014.
34. Summary record of the 893rd meeting: UN Doc. A/CN.4/SR.893 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <
http://legal.un.org/ilc/documentation/english/summary_records/a_cn4_sr893.pdf>. — Date of access: 18.12.2014.
35. Third report on the law of treaties, by Sir Humphrey Waldock, Special Rapporteur: UN Doc. A/CN.4/167 and Add.1—3 // Yearbook of the International Law Commission, 1964: in 2 vol. Vol. 2: Documents of the sixteenth session including the report of the Commission to the General Assembly / United Nations. — New York, 1965. — P. 5—66.
36. Villiger, M. Commentary on the 1969 Vienna Convention on the Law of Treaties / M. Villiger. — Leiden; Boston: M. Nijhoff, 2009. — 1057 p.

Статья поступила в редакцию в мае 2017 г.

 
 
Конкурс научных работ
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев