Версия для печати
Журнал международного права и международных отношений. 2017. № 1-2 (80-81). С. 77—80.
Journal of International Law and International Relations. 2017. N 1-2 (80-81). P. 77—80.

международные отношения

Становление политики ЕЭС/ЕС в отношении Китая: основные этапы

Олеся Рубо

Автор:
Рубо Олеся Петровна — соискатель кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: o.rubo@yahoo.com
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Фрольцов Владислав Валерьевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Сервачинский Игорь Юрьевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры «История, мировая и отечественная культура» факультета технологий управления и гуманитаризации Белорусского национального технического университета

В статье рассмотрены основные этапы становления политики ЕС в отношении Китая и их особенности. Выделены три этапа. На первом этапе (1975—1994 гг.) возрастающие экономические интересы государств — членов ЕЭС/ЕС стали стимулом к выстраиванию активной политики в отношении Китая. C момента установления дипломатических отношений между ЕЭС/ЕС и Китаем стороны достигли определенного прогресса в экономической сфере. Создание платформы для политического диалога между ЕС и КНР в 1994 г. позволило вывести двусторонние отношения на новый уровень. Второй этап (1995—2005 гг.) характеризуется принятием ЕС политики конструктивного вовлечения Китая. В 2003 г. Китай был включен в число стратегических партнеров ЕС. На этом этапе ЕС стремился вывести двустороннее взаимодействие за рамки торгового и инвестиционного сотрудничества и приступить к решению наиболее важных проблем глобальной политики и безопасности. На третьем этапе (2006—2016 гг.) политика ЕС в отношении Китая начала носить прагматический характер.

Ключевые слова: Европейская комиссия; ЕС; ЕЭС; Китай; конструктивное вовлечение; прагматический подход; сообщения; стратегическое партнерство; этапы.


«Evolution of the EEC/EU Policy towards China: the Main Stages» (Olesya Rubo)

The article highlights the main stages in the evolution of the EU policy towards China and their peculiarities. Three stages were distinguished. At the first stage (1975—1994) growing economic interests of the EEC/EU member states have stimulated the building of an active policy towards China. Since the establishment of diplomatic relations between the EEC/EU and China, the parties have reached certain progress in the economic field. Creation of a platform for a political dialogue between the EU and the PRC in 1994 made it possible to bring bilateral relations to a new level. The second stage (1995—2005) is characterized by the adoption of the EU policy of constructive engagement with China. In 2003 the EU included China into the list of its major strategic partners. At this stage the EU intended to elevate bilateral cooperation beyond trade and investment issues to address some of the world’s most pressing political and security challenges. At the third stage (2006—2016) the EU policy towards China appeared to be of a pragmatic nature.

Keywords: China; communications; constructive engagement; EEC; EU; European Commission; pragmatic approach; stages; strategic partnership.

Author:
Rubo Olesya — post-graduate student of the Department of International Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: o.rubo@yahoo.com
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS


Заинтересованность ЕЭС/ЕС в выстраивании политики в отношении КНР с момента установления дипломатических отношений в 1975 г. была связана в первую очередь с огромным рыночным потенциалом этой страны. Расширение торгово-экономических связей способствовало наращиванию объемов сотрудничества во всех областях. Посредством углуб-

ления двусторонних связей и включения Китая в число стратегических партнеров ЕС рассчитывал на развитие долговременных взаимовыгодных отношений, а также на усиление своего международного статуса.

Целью данной статьи является исследование основных этапов формирования и реализации политики ЕЭС/ЕС в отношении КНР в 1975—2016 гг. При написании статьи были рассмотрены официальные документы ЕС, которые определили формирование внешнеполитического курса организации в отношении КНР, а также рассмотрена нормативно-правовая основа двустороннего сотрудничества. При проведении исследования использованы работы следующих авторов: А. М. Байчоров [1], М. В. Стрежнева, Д. Э. Руденкова [2], Н. Казарини [7], К. Дэнт [9], Хой-Линг Хуан [15], К. Мёллер [18], Цзин Мень [20], Ф. Снайдер [22], М. Тело [23].

В формировании и эволюции политики ЕС в отношении Китая прослеживаются три этапа. Период с установления в 1975 г. дипломатических отношений между ЕЭС и КНР до запуска механизма политического диалога между ЕС и Китаем в 1994 г. можно рассматривать как первый этап. Стимулом развития сотрудничества ЕЭС/ЕС с Китаем на данном этапе стала в первую очередь экономическая мотивация стран — членов организации. Отсчет второго этапа начинается с представлением Европейской комиссией в 1995 г. сообщения, определившего внешнеполитический курс Европейского союза в отношении Китая. Основной задачей политики ЕС было провозглашено конструктивное вовлечение Китая в международное сообщество. Однако, несмотря на включение Китая в число стратегических партнеров ЕС в 2003 г., организация столкнулась с серьезными трудностями в реализации своей политики в отношении этой страны. Третий этап, который начался с публикацией Европейской комиссией в 2006 г. очередного сообщения, представившего новую оценку политики ЕС в отношении Китая в связи с возрастающей ролью этой страны на международной арене, характеризуется ростом прагматизма в политике ЕС в отношении КНР.

1975—1994 гг. В 1974 г. истекал срок действия двусторонних торговых соглашений между отдельными странами ЕЭС и Китаем. Совет министров в мае 1974 г. принял решение о передаче Европейской комиссии полномочий по заключению торгового соглашения с КНР [9, p. 132]. В мае 1975 г. вице-президент Европейской комиссии К. Сомс посетил Пекин и провел переговоры об установлении двусторонних дипломатических отношений. В сентябре 1975 г. состоялось вручение верительных грамот и открытие миссии КНР при ЕЭС в Брюсселе [18, p. 11; 22, p. 42—45]. В апреле 1978 г. было подписано торговое соглашение между ЕЭС и КНР, создавшее благоприятные условия для развития торговых отношений [22, p. 57—60].

Важным этапом развития отношений стало подписание в 1985 г. Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между Европейским экономическим сообществом и Китайской Народной Республикой, заложившего договорно-правовую основу двустороннего взаимодействия [22, p. 62]. Поскольку сотрудничество в экономической сфере в наименьшей мере испытывало на себе влияние «холодной войны», то отношения ЕЭС с Китаем до конца 1980-х гг. характеризовались расширением торгово-экономического взаимодействия в целях обеспечения национальных интересов государств-членов.

В мае 1988 г. в Пекине состоялось открытие посольства ЕЭС. Однако развитие двусторонних отношений серьезно осложнилось реакцией Запада на разгон студенческих выступлений в мае 1989 г. на площади Тяньаньмэнь. Европейский совет в Мадриде 26—27 июня 1989 г. принял решение ввести штрафные экономические санкции против Китая, приостановить все военные контакты с этой страной и продажу ей оружия, отказаться от всех официальных визитов и заморозить правительственные кредиты [8].

В октябре 1990 г. Совет министров иностранных дел высказал решимость возобновить экономическое сотрудничество и контакты на высоком уровне [18, p. 17]. Большая часть санкций была снята к 1991 г., кроме эмбарго на поставки оружия в КНР.

Европейский совет в июне 1992 г. в Лиссабоне, еще до вступления в силу Маастрихтского договора, обозначил приоритетные направления своей внешней политики: особое внимание было уделено выстраиванию всестороннего сотрудничества с Азиатским регионом [17].

В 1994 г. ЕС и Китай путем обмена письмами заложили фундамент структурированного политического диалога, что свидетельствовало о нормализации двусторонних отношений. Кроме того, в тот же год Европейская комиссия представила сообщение «К новой стратегии в Азии» [24].

1995—2005 гг. В июле 1995 г. Европейская комиссия представила сообщение «Долгосрочная политика отношений ЕС в отношении Китая» [3]. В документе Европейский союз указывал на необходимость конструктивного вовлечения этой страны в международное сотрудничество во всех измерениях — экономическом, социальном и политическом. Был сделан акцент на оказание помощи КНР в процессе трансформации страны с надеждой, что такой подход обеспечит политическую либерализацию и соблюдение прав человека в Китае [7, p. 21].

Следующим важным шагом в формировании политики ЕС в отношении Китая стало принятие Европейской комиссией 25 марта 1998 г. Сообщения «Строительство всеобъемлющего партнерства c Китаем». Документ определил следующие ориентиры: развитие политического диалога между ЕС и Китаем на высшем уровне, содействие диалогу в рамках Форума «Азия — Европа» (АСЕМ), привлечение Китая к решению глобальных проблем и урегулированию региональных конфликтов в Азии [6]. В мае 2001 г. Комиссия пересмотрела этот документ, дополнив его Стратегией ЕС в отношении Китая [14].

Необходимо отметить особую активность ЕС в 2003—2004 гг. в выстраивании сотрудничества с Китаем. В октябре 2003 г. Европейская комиссия опубликовала новое Сообщение «Зрелое партнерство: общие интересы и проблемы в отношениях ЕС — Китай», в котором заявила о своем намерении развивать стратегическое партнерство с Китаем [4]. В декабре 2003 г. в Европейской стратегии безопасности Китай был включен в число стратегических партнеров ЕС [5]. Кроме того, в 2003—2004 гг. в ЕС активно обсуждался вопрос о возможности снятия эмбарго на поставку в КНР вооружений.

Однако кризис 2005 г., связанный с отменой пошлин на текстильные изделия, привел к значительному росту импорта из Китая и разногласиям среди стран-членов по урегулированию этой проблемы. Кроме того, главные сторонники отмены эмбарго, президент Франции Ж. Ширак и канцлер ФРГ Г. Шрёдер, потерпели поражение на выборах в своих странах в 2005 г., что существенно снизило шансы на снятие эмбарго.

2006—2016 гг. В октябре 2006 г. Комиссия опубликовала очередное сообщение «ЕС—Китай: тесное сотрудничество, возросшая ответственность» [11]. В сообщении 2006 г. Европейская комиссия представила новую оценку политики ЕС в отношении КНР. В отличие от предыдущих сообщений, определяющих в первую очередь основные направления политики ЕС в отношении Китая, документ 2006 г. явился реалистичным и прагматичным ответом на тенденцию развития двусторонних отношений. В сообщении Комиссия обозначила проблемы и вызовы в реализации стратегии ЕС в отношении этой страны [15, s. 118]. В документе подчеркивалась необходимость выстраивания стратегии ЕС в соответствии с растущей мощью КНР. В частности, Европейская комиссия призывала Китай: открыть рынок и обеспечить честную рыночную конкуренцию; выполнять обязательства, взятые в рамках ВТО; защищать права интеллектуальной собственности; создать более благоприятный инвестиционный климат; улучшить прозрачность растущих военных расходов [11].

На 10-м саммите ЕС — Китай, который состоялся в Пекине в январе 2007 г., стороны приступили к переговорам о заключении Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС). К этому времени уже был подписан Лиссабонский
договор и лидеры ЕС были оптимистично настроены на результативность предстоящих переговоров. Однако стремление ЕС включить в в преамбулу и в основной текст Соглашения положение об уважении демократических принципов и прав человека было расценено руководством Китая как вмешательство во внутренние дела государства [20, p. 70—71].

Действия властей КНР по подавлению беспорядков в марте 2008 г. в Тибете вызвали критику в ЕС. В апреле 2008 г. Европейский парламент опубликовал резолюцию, в которой призывал к открытому и независимому расследованию событий в стране под эгидой ООН [13]. Однако попытка европейской стороны повлиять на ситуацию с правами человека в Китае оказалась безуспешной: Китай в одностороннем порядке объявил о переносе саммита ЕС — КНР, проведение которого было запланировано на 1 декабря 2008 г.

Долговой кризис в 2009 г. способствовал выстраиванию прагматичной политики Европейского союза в отношениях с Китаем. Несмотря на периодически возникающие торговые споры, ЕС стремился реализовывать позитивную повестку дня с Китаем, предпринимая шаги по углублению двустороннего сотрудничества [23, p. 188]. На 12-м саммите ЕС — КНР в Нанкине 30 ноября 2009 г. стороны заявили о намерении ускорить процесс переговоров по согласованию нового соглашения [16]. В итоге сторонам не удалось преодолеть разногласий, и в 2011 г. переговоры по согласованию текста СПС между ЕС и Китаем были приостановлены [19].

Бывший верховный представитель по иностранным делам и политике безопасности К. Эштон на заседании Европейского совета 17 декабря 2010 г. заявила о необходимости выстраивания стратегического партнерства с Китаем на прагматической основе с учетом национальных интересов страны в целях экономического роста, внутренней стабильности и территориальной целостности. Верховный представитель признала неспособность ЕС изменить китайское общество. К. Эштон, в частности, заявила, что «Китай не будет соответствовать стандартам ЕС в области прав человека и верховенства права» и подчеркнула важность совместной работы в областях, представляющих взаимный интерес [21].

Очевидно, что ЕС более не настаивает на активной демократизации в собственных действиях, что отражает его позицию принципиального прагматизма [2, с. 22]. ЕС в определенной мере скорректировал свою позицию по вопросам демократии и защиты прав человека в Китае [1, с. 110].

Необходимо отметить, что одной из наиболее важных задач для лидеров ЕС при формировании внешнеполитического курса в отношении Китая является необходимость заручиться общественной поддержкой. С этой целью ЕС уделяет большое внимание развитию культурных и образовательных связей, рассчитывая, что они позволят европейцам лучше понять Китай и определенным образом повлиять на формирование в ЕС позитивного восприятия его политического курса [12, p. 60].

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини и Европейская комиссия 22 июня 2016 г. утвердили документ «Основы новой стратегии ЕС в отношении Китая», определяющий отношения ЕС с Китаем на ближайшие пять лет. В документе была обозначена необходимость стран — членов ЕС говорить «единым голосом» в отношениях с Китаем. В сообщении Европейская комиссия подтвердила свое намерение придерживаться в отношении Китая прагматичного подхода, акцентировала внимание на заключение всеобъемлющего инвестиционного соглашения, отметила вклад Китая в Инвестиционный план, подчеркнула значение совместной работы в области исследований и инноваций [10].

Таким образом, проведенное исследование позволяет установить, что политика ЕЭС/ЕС в отношении Китая была обусловлена в первую очередь обеспечением торгово-экономических интересов стран-членов. Провозгласив концепцию конструктивного вовлечения КНР и включив страну в число своих стратегических партнеров, ЕС рассчитывал на углубление экономического и политического взаимодействия. Надежды ЕС, что в результате процесса демократической консолидации Китай станет надежным партнером организации по решению целого ряда вопросов, не оправдались. Растущая мощь Китая потребовала от ЕС переоценки своей внешнеполитической линии в отношении КНР и выстраивания отношений с этой страной на прагматичной
основе.

Список использованных источников

1. Байчоров, А. М. Китаизация: последствия роста мощи Китая для мира в XXI веке / А. М. Байчоров. — М.: Междунар. отношения, 2013. — 192 с.
2. Стрежнева, М. В. Европейский союз: архитектура внешней политики / М. В. Стрежнева, Д. Э. Руденкова. — М.: ИМЭМО РАН, 2016. — 135 c.
3. A long term policy for China — Europe relations: Doc. COM(1995) 279 / final [Electronic resource] // European External Action Service. — Mode of access: <http://eeas.europa.eu/china/docs/com95_279_en.pdf>. — Date of access: 10.03.2017.
4. A maturing partnership — shared interests and challenges in EU— China relations: Doc. COM (2003) 533 final. Brussels, 10.09.2003 [Electronic resource] // EUR-Lex: Access to the European Union law. — Mode of access: <http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex:52003DC0533>. — Date of access: 12.03.2017.
5. A Secure Europe in a Better World: European Security Strategy. Brussels, 12 December 2003 [Electronic resource] // Council of the European Union. — Mode of access: <https://www.consilium.europa.eu/uedocs/cmsUpload/78367.pdf>. — Date of access: 10.02.2017.
6. Building a Comprehensive Partnership with China: Doc. COM (1998) 181 final. Brussels, 25.03.1998 [Electronic resource] // EUR-Lex: Access to the European Union law. — Mode of access: <http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:51998DC0181&from=EN>. — Date of access: 11.02.2017.
7. Casarini, N. The Evolution of the EU — China Relationship: From Constructive Engagement to Strategic Partnership: Occasional Paper. European Institute for Security Studies N 64 / N. Casarini. — Paris, 2006. — 46 p.
8. Declaration on China of the European Council, Madrid, 26—27 June 1989 [Electronic resource] // Archive of European Integration. — Mode of access: <http://aei.pitt.edu/1453/1/Madrid_june_1989.pdf>. — Date of access: 25.03.2017.
9. Dent, C. M. The European Union and East Asia: An Economic Relationship / C. M. Dent // London: Routledge, 1999. — 336 p.
10. Elements for a new EU strategy on China: Doc. JOIN (2016) 30 final. Brussels, 22.06.2016 [Electronic resource] // European External Action Service. — Mode of access: <http://eeas.europa.eu/archives/docs/china/docs/joint_communication_to_the_european_parliament_and_the_council_-_elements_for_a_new_eu_strategy_on_china.pdf>. — Date of access: 25.03.2017.
11. EU — China: Closer Partners, Growing Responsibilities: Doc. COM (2006) 632 final. Brussels, 24.10.2006 [Electronic resource] // EUR-Lex: Access to the European Union law. — Mode of access: <http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex:52006DC0631>. — Date of access 08.03.2017.
12. Europe and China: Strategic Partners or Rivals? — Hong Kong: Hong Kong University Press, 2012. — 283 p.
13. European Parliament resolution of 10 April 2008 on Tibet [Electronic resource] // European Parliament. — Mode of access: <http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2008-0119+0+DOC+XML+V0//EN>. — Date of access: 10.02.2017.
14. EU Strategy China: Implementation of the 1998 Communication and Future Steps for a more Effective EU Policy: Doc. COM (2001) 265 final. Brussels, 15.05.2001 [Electronic resource] // EUR-Lex: Access to the European Union law. — Mode of access: <http://eur-lex.europa.eu/legal-content/mt/TXT/?uri=CELEX:52001DC0265>. — Date of access: 18.03.2017.
15. Hui-Ling Huang. EU und VR China nach dem Ost-West Konflikt Interaktionen im Spiegel des Neoliberalen Institutionalismus / Hui-Ling Huang. — Wiesbaden: Springer VS, 2012. — 336 S.
16. Joint Statement of the 12th EU — China Summit, Nanjing, China, 30 November 2009: Doc. 16845/09 (Presse 353) Brussels, 30.11.2009 [Electronic resource] // Council of the European Union. — Mode of access: <http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_Data/docs/pressdata/en/er/111567.pdf>. — Date of access: 18.03.2017.
17. Lisbon European Council, Lisbon 26—27 June 1992 [Electronic resource] // Archive of European Integration. — Mode of access: <http://aei.pitt.edu/1420/1/Lisbon_june_1992.pdf>. — Date of access: 23.03.2017.
18. Möller, K. Diplomatic Relations and Mutual Strategic Perceptions: China and the European Union / K. Möller // The China Quarterly, Special Issue: China and Europe since 1978: a European Perspective. — 2002. — N 169. — P. 10—32.
19. Overview of FTA and Other Trade Negotiations [Electronic resource] // European Commission. — Mode of access: <http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2006/december/tradoc_118238.pdf>. — Date of access: 15.02.2017.
20. Prospects and challenges for EU — China relations in the 21st century: the partnership and cooperation agreement / Jing Men [et al.]. — Brussels: Lang, 2010. — 262 p.
21. Rettman, A. Ashton pragmatic on China in EU foreign policy blueprint / A. Rettman [Electronic resource] // EUobserver. — 17.12.2010. — Mode of access: <http://euobserver.com/china/31538>. — Date of access: 10.03.2017.
22. Snyder, F. The European Union and China, 1949—2008: Basic Documents and Comomentary / F. Snyder. — Oxford: Hart Publishing, 2009. — 1103 p.
23. The EU’s Foreign Policy: What Kind of Power and Diplomatic Action? / M. Telo [et al.]. — Farnham: Ashgate, 2013. — 248 p.
24. Towards a New Asia Strategy: Doc. COM(94) 314 final. Brussels, 13 07.1994 [Electronic resource] // EUR-Lex: Access to the European Union law. — Mode of access: <http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:51994DC0314&from=EN>. — Date of access: 21.03.2017.

Статья поступила в редакцию в июне 2017 г.

 
 
Конкурс научных работ
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев