Версия для печати
Журнал международного права и международных отношений. 2017. № 1-2 (80-81). С. 81—86.
Journal of International Law and International Relations. 2017. N 1-2 (80-81). P. 81—86.

международные отношения

Проблема палестино-израильского урегулирования в политике арабских государств в 2002—2005 гг.

Анна Москаленко

Автор:
Москаленко Анна Александровна — аспирант кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: hanna.maskalenka@gmail.com
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Саллум Ферас Садыкович — кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Кривичанина Екатерина Александровна — кандидат исторических наук, доцент, старший научный сотрудник центра всемирной истории и международных отношений Института истории Национальной академии наук Беларуси

В статье рассмотрены действия арабских государств по продвижению идеи возобновления палестино-израильского переговорного процесса в 2002—2005 гг. Ключевую роль сыграли такие страны, как Иордания, Египет, Саудовская Аравия, которые на региональном (межарабском) уровне и на международной арене продвигали данную идею. Общеарабская позиция по урегулированию конфликта формировалась на саммитах Лиги арабских государств на министерском уровне.

Ключевые слова: арабские страны; Египет; Иордания; мирный процесс; палестино-израильский конфликт; Саудовская Аравия.


«The Problem of Israeli-Palestinian Conflict in the Policy of the Arab States in 2002—2005» (Hanna Maskalenka)

The article is aimed at analyzing actions of the Arab States to promote the idea of resuming the Israeli-Palestinian peace process in 2002—2005. The author defines efforts of the key Arab States (Jordan, Egypt and Saudi Arabia) at the regional (inter-Arab) level and in the international arena to form a unified Arab position on the settlement of the conflict. Such position was formed at the summits of the League of Arab States at the ministerial level.

Keywords: Arab States; Egypt; Israeli-Palestinian conflict; Jordan; peace process; Saudi Arabia.

Author:
Maskalenka Hanna — post-graduate student of the Department of International Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: hanna.maskalenka@gmail.com
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS


В начале 2000-х гг. после неудачного завершения двусторонних палестино-израильских переговоров, ставшего одной из причин эскалации конфликта, позиция арабских государств в отношении ближневосточного урегулирования претерпела некоторые изменения. В марте 2002 г. арабские страны заявили о готовности к нормализации отношений с Государством Израиль на определенных условиях, что было отражено в арабской мирной инициативе, принятой на саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) в Бейруте. В 2002—2005 гг. Египет, Иордания и Саудовская Аравия активно действовали как внутри региона, предпринимая усилия по согласованию единой арабской позиции, так и на международной арене, пытаясь добиться ее включения в перечень основных международных документов, формирующих принципы ближневосточного урегулирования.

Целью данной статьи является анализ деятельности арабских стран в 2002—2005 гг., направленной на продвижение идеи возобновления палестино-израильского переговорного процесса. Для достижения цели были поставлены следующие задачи: охарактеризовать действия Саудовской Аравии, Египта и Иордании по продвижению идеи возобновления переговорного процесса в 2002 г.; рассмотреть особенности формирования единой арабской позиции по вопросу палестино-израильского урегулирования, а также позицию арабских стран в отношении политики «размежевания», реализованной Израилем
в 2005 г.

В качестве источников были привлечены официальные заявления глав государств в 2002—2005 гг., арабских и израильских политических деятелей, опубликованные Палестинским научным обществом по исследованию международных отношений (PASSIA) «Документы по Палестине» [12; 14—16; 21; 23], а также в изданиях «Al-Ahram» [3; 4; 6; 7] и «Al-Ahram Weekly» [13; 19], мемуары министра иностранных дел Иордании М. Муашира [18].

Особенности политики арабских стран по проблеме палестино-израильского урегулирования в 2002—2005 гг. — в период, когда международным сообществом предпринимались попытки возобновления переговорного процесса между Израилем и Организацией освобождения Палестины (ООП), можно тематически разделить на несколько групп. Первую группу составляют исследования преимущественно израильских, американских и арабских авторов (А. ал-Кади [10], И. Алон, Г. Шер [11], Б. Мадди-Вейцман [17], Дж. Тейтельбаум [24]), в которых рассматривается арабская мирная инициатива 2002 г. Во вторую группу можно объединить работы российских и израильских исследователей, в которых анализируется предложенная Ближневосточным квартетом «Дорожная карта» урегулирования палестино-израильского конфликта и проблемы ее имплементации (А. Н. Захарченко [1], Т. А. Шмелёва [8], А. Д. Эпштейн [9]).Третью группу формируют исследования, в которых рассматривается позиция отдельных государств региона — Израиля (П. Н. Мамед-заде) [2], Сирии (Ф. Саллум) [5], Иордании (Х. А. Нимах) [20] — в отношении палестино-израильского урегулирования в рассматриваемый период.

В 2002—2005 гг. политика арабских стран в отношении палестино-израильского урегулирования и возобновления переговорного процесса формировалась под воздействием ряда факторов. Интифада «Аль-Акса» усилилась к 2002 и 2004 гг. Негативное влияние на ситуацию в регионе и в зоне палестино-израильского конфликта оказывала начавшаяся в марте 2003 г. военная операция международной коалиции в Ираке. Проблема «иранского ядерного досье» и усиление влияния Исламской Республики Иран (ИРИ) в регионе подталкивали арабские государства к более активным действиям и формированию единой позиции по ключевым региональным проблемам. Инициативу по продвижению идеи возобновления палестино-израильских переговоров выдвинули Иордания, Египет — арабские страны, заключившие мирное соглашение с Государством Израиль, — и Королевство Саудовская Аравия (КСА). Позиции Египта, Иордании и КСА были схожи в том, что данные арабские государства считали необходимым возобновление палестино-израильского переговорного процесса при активном посредническом участии США, как это происходило в 1990-е гг. Руководство этих арабских стран использовало дружественные отношения с Белым домом для продвижения арабской позиции.

На протяжении 2002 г. после принятия арабской мирной инициативы Египет, Иордания и КСА обсуждали с американской стороной возможность запуска мирного процесса. Так, 26 апреля 2002 г. в ходе встречи наследного принца Саудовской Аравии Абдаллы с президентом США Дж. Бушем саудовская сторона представила собственное видение разрешения палестино-израильского конфликта. Руководство КСА настаивало на том, что возобновление переговоров возможно только после прекращения израильской военной операции «Защитная стена», начатой 29 марта 2002 г. По мнению Саудовской Аравии, палестино-израильские переговоры могли быть возобновлены при соблюдении Израилем двух обязательных предварительных условий: прекращения блокады Рамаллы и находившегося там руководства Палестинской национальной автономии (ПНА), а также передислокации израильских войск к позициям, которые они занимали до 28 сентября 2000 г. (до начала интифады) [6]. Наследный принц Абдалла представил руководству США план разрешения кризиса — так называемые «8 пунктов» по урегулированию конфликта. Саудовский план содержал следующие требования: вывод израильских войск с территорий, находящихся под управлением ПНА; прекращение блокады Рамаллы; формирование многонациональных сил; восстановление разрушенной в ходе конфликта инфраструктуры; отказ сторон конфликта от насилия; возобновление прямых палестино-израильских переговоров по вопросам безопасности в рамках выполнения «плана Тенета» и предложений комиссии Дж. Митчелла; прекращение строительства израильских поселений; выполнение резолюции Совета Безопасности ООН № 242. Согласно позиции КСА, США отводилась ключевая роль в организации взаимодействия сторон конфликта для достижения окончательного урегулирования [7].

Египет и Иордания представили свое видение урегулирования конфликта Государственному секретарю США К. Пауэллу во время его визита на Ближний Восток в мае 2002 г. Египетско-иорданский проект включал следующие пункты: 1) немедленное прекращение огня сторонами конфликта и военных операций Израиля на палестинских территориях; 2) вывод израильских войск из палестинских городов, включая Рамаллу, и прекращение блокады руководства ПНА; 3) реализация «плана Тенета» и предложений комиссии Дж. Митчелла по прекращению огня; 4) достижение согласия сторон конфликта с помощью международного посредничества (или США) в реализации основных положений «плана Тенета» и предложений Дж. Митчелла, а также для организации наблюдения за выполнением режима прекращения огня; 5) обязательство израильской стороны соблюдать принципы международного гуманитарного права и предоставлять гуманитарным организациям беспрепятственный доступ к населению в зоне конфликта; 6) принятие руководством ПНА при поддержке Египта и Иордании усилий в целях прекращения террористических атак против граждан Государства Израиль, искоренения радикальных организаций и уничтожения их военной инфраструктуры, а также прекращения подстрекательства палестинского населения к насилию; 7) после реализации «плана Тенета» и предложений Дж. Митчелла возобновление палестино-израильских переговоров, основанных на резолюциях Совета Безопасности ООН № 242, 338 и 1397, принципах Мадридской мирной конференции, а также арабской мирной инициативы, принятой на саммите в Бейруте в марте 2002 г. [18, p. 136—137].

Следует отметить, что египетско-иорданский план и предложенные руководством КСА «8 пунктов» по урегулирования конфликта были весьма схожи: обе инициативы были направлены на прекращение эскалации конфликта и решение текущих проблем в области безопасности. Главное их различие состояло в том, что в египетско-иорданском проекте были предложены конкретные действия, которые должны предпринять израильская и палестинская стороны при посредничестве Египта и Иордании.

В период обсуждения проекта плана урегулирования «Дорожная карта» Ближневосточным квартетом в мае 2002 г. Египет, Иордания и Саудовская Аравия, с одной стороны, пытались обеспечить поддержку этой международной инициативы арабскими странами, а с другой — предприняли попытку формирования единой арабской позиции по ключевым вопросам урегулирования конфликта.

Формирование единой позиции относительно возобновления переговорного процесса между Израилем и ООП проходило на заседаниях ЛАГ на министерском уровне. В ходе заседания ЛАГ 10 мая 2002 г. в Каире участники обсудили и приняли перечень условий и требований к сторонам конфликта и международным посредникам. Данные требования были сформированы на основе египетско-иорданского и саудовского планов урегулирования. Условия, предъявленные израильской стороне, включали следующие пункты: 1) прекращение «повторной оккупации палестинских городов» (т. е. после 28 сентября 2000 г.); 2) отказ от всех форм насилия; 3) возобновление деятельности палестинских фондов и отказ от применения экономических мер давления на ПНА; 4) возобновление прямых контактов с палестинским руководством без предварительных условий. Требования к палестинской стороне состояли в следующем: 1) принятие общеарабской позиции в отношении борьбы с терроризмом, включая осуждение террористических актов и иных форм насилия (сирийская и ливанская стороны отказывались осуждать террористические акты, совершенные палестинцами); 2) реформирование политических институтов ПНА в соответствии с критериями, которые обеспечат эффективность и прозрачность их работы [18, p. 144—145]. Пытаясь вернуть США к более активной роли в области урегулирования конфликта, арабские страны сформулировали несколько условий, выполнение которых американской стороной они считали обязательным: 1) приверженность США общей формуле окончательного урегулирования конфликта в соответствии с положениями арабской мирной инициативы; 2) определение четких временных рамок реализации будущего мирного соглашения между палестинской и израильской сторонами; 3) активное участие международного сообщества в реконструкции палестинской инфраструктуры и лагерей беженцев; 4) гарантирование выполнения Государством Израиль своих обязательств [18, p. 144].

При согласовании данного проекта странами — участницами ЛАГ наибольшее возражение высказали представители Сирии. Сирийская сторона отказалась осуждать совершаемые палестинцами террористические акты, «поскольку такие акции могут быть прекращены только после завершения израильской оккупации палестинских территорий» [18, p. 147]. Следует отметить, что впоследствии Сирия смягчила позицию относительно урегулирования палестино-израильского конфликта. Руководство Сирии поддержало план «Дорожная карта», опасаясь международной изоляции после 11 сентября 2001 г. Вместе с тем сирийская сторона настаивала на обязательном включении сирийского и ливанского направлений в арабо-израильское урегулирование. Наиболее важным пунктом для Сирии по-прежнему был вывод израильских войск с территорий, оккупированных Израилем в июне 1967 г., включая Голанские высоты и территорию Южного Ливана [cм: 5, c. 15; 22, p. 61].

24 июня 2002 г. президент США выступил с речью о ситуации на Ближнем Востоке, основные идеи которой были положены в основу плана «Дорожная карта». 12 июля 2002 г. предложения Дж. Буша обсуждались на очередной министерской встрече ЛАГ, в ходе которой арабские страны подтвердили приверженность основным положениям арабской мирной инициативы и подчеркнули необходимость ее включения в мирный план, разрабатываемый Ближневосточным квартетом. Арабские страны также требовали включения пунктов о праве беженцев на возвращение и выводе израильских войск с территории Сирии и Ливана [4].

На протяжении 2002 г. было проведено несколько встреч между представителями арабских стран (в частности, Иордании, Египта и КСА) и Ближневосточным квартетом. Итогом этих встреч стало упоминание арабской мирной инициативы в тексте плана «Дорожная карта»: «Урегулирование разрешит палестино-израильский конфликт, начатый в 1967 г., на основании решений Мадридской конференции, принципа «мир в обмен на землю», резолюций № 242, 338 и 1397, достигнутых ранее соглашений и арабской мирной инициативы, предложенной наследным принцем Саудовской Аравии Абдаллы и принятой на саммите ЛАГ в Бейруте» [12]. План «Дорожная карта» также содержал необходимость продолжения переговоров на ливанском и сирийском направлениях и заключения мирного соглашения между Государством Израиль и остальными арабскими странами.

На саммите в Шарм аль-Шейхе в июне 2003 г. представители Египта, Саудовской Аравии, Иордании и Бахрейна официально заявили о поддержке арабскими странами плана «Дорожная карта» [8].

Особую позицию в отношении данной международной инициативы заняли Ливан и Сирия. Министр иностранных дел Ливана М. Хамуд весьма негативно охарактеризовал «Дорожную карту», подчеркнув, что «данный план обречен на поражение, так как он носит односторонний характер — одна сторона имеет право вето, другая лишена возможности высказывать свое мнение» [8]. Пресс-секретарь сирийского МИД заявил, что «Сирия, разумеется, заинтересована в нормализации отношений с Израилем, но, тем не менее, не собирается принимать участие в процессе урегулирования палестино-израильского конфликта, который предусмотрен планом ''Дорожная карта''» [8].

На саммите в Акабе 4 июня 2003 г. премьер-министр Израиля А. Шарон и премьер-министр ПНА М. Аббас в присутствии президента США Дж. Буша и короля Иордании Абдаллы II выразили свою приверженность плану «Дорожная карта» и готовность немедленно приступить к ее реализации [14].

В ПНА мирный план вызвал неоднозначную реакцию. Главный палестинский участник переговоров С. Арикат охарактеризовал план следующим образом: «Дорожная карта не идеальна, но мы приняли ее, так как верим в ее назначение: мир и безопасность для обоих народов, независимое и жизнеспособное палестинского государство со столицей в Восточном Иерусалиме, а также сосуществование с Израилем в границах до 1967 г.» [21]. Представители оппозиционного движения ХАМАС сразу же высказали несогласие: «Мы не сложим оружие, пока последний сантиметр палестинской земли не будет освобожден» [8].

В конце 2003 — начале 2004 г. ситуация в регионе ухудшилась. Правительство Государства Израиль обвинило палестинские власти в том, что они не выполняют обязательства, принятые в плане «Дорожная карта», а именно прекращение террора. Как следствие этого, летом и осенью 2004 г. израильское правительство провело операции «Радуга в облаках» и «Дни воздаяния» [9]. Ухудшили ситуацию в зоне конфликта проведенные Израилем операции по ликвидации лидеров
ХАМАС: 18 марта 2004 г. был убит А. Ясин, а 17 апреля того же года — А. Азиз аль-Рантиси, что вызвало негативную реакцию в арабских странах. В этот же период произошли изменения в административном аппарате ПНА: 11 ноября 2004 г. умер Я. Арафат, в январе 2005 г. были проведены выборы председателя ПНА, по результатам которых одержал победу М. Аббас. В ходе своего инаугурационного выступления он подтвердил готовность палестинского руководства к возобновлению мирного процесса на основе «Дорожной карты». Однако он четко обозначил условия достижения мира с Израилем: «Партнерство не может быть достигнуто путем диктования требований, мир не может быть достигнут путем частичных или промежуточных решений. Мир может быть достигнут только путем совместной работы по достижению соглашения о постоянном статусе, содержащем все основные вопросы... Мне хотелось бы сказать, что мы полностью готовы продолжить переговоры о постоянном статусе и достигнуть справедливого соглашения по всем вопросам» [23].

Неоднозначную реакцию в арабском мире вызвал план одностороннего «размежевания», представленный 18 декабря 2003 г. премьер-министром Израиля, который предусматривал вывод израильских войск и демонтаж поселений в Секторе Газа и некоторых районах Западного берега реки Иордан, а также усиление мер безопасности в целях предотвращения проникновения террористов на территорию Израиля и в израильские населенные пункты, находящиеся за «зеленой чертой». Египет и Иордания настаивали на включение плана ухода из Сектора Газа как этап выполнения «Дорожной карты». В начале 2005 г. были проведены встречи между палестинской, египетской и израильской сторонами, в ходе которых обсуждались практические вопросы реализации плана «размежевания» и ухода из Сектора Газа. Египет и Иордания должны были сыграть решающую роль в поддержании стабильности на палестинских территориях и предотвращении хаоса [1].

При посредничестве Египта в Каире прошли переговоры по вопросам безопасности, где обсуждались такие темы, как вывод израильских войск из Сектора Газа и помощь в подготовке и организации палестинского аппарата безопасности. Между египетской и израильской сторонами было подписано соглашение, разрешающее присутствие египетских отрядов в демилитаризованной зоне Синайского полуострова [19].

Встреча по согласованию плана передислокации израильских войск из Сектора Газа состоялась 8 февраля 2005 г. в Шарм аль-Шейхе между М. Аббасом и А. Шароном. На переговорах также присутствовали президент Египта Х. Мубарак и король Иордании Абдалла II. В ходе встречи израильский премьер-министр заявил о намерении реализовать план «размежевания» в качестве одного из этапов выполнения «Дорожной карты»: «Я намерен реализовать план одностороннего ухода, который я инициировал... Теперь, если ничего не изменится на палестинской стороне, то этот план может принести надежду и стать новой отправной точкой для скоординированного и успешного завершения процесса. План одностороннего ухода проложит путь к имплементации ''Дорожной карты''» [15]. Общеарабская позиция в отношении плана «размежевания», представленная президентом Египта Х. Мубараком, включала четыре пункта: 1) взаимное прекращение огня сторонами конфликта; 2) вывод войск из Сектора Газа, эвакуация населенных пунктов в Секторе Газа и четырех населенных пунктов на Западном берегу реки Иордан; 3) возобновление Израилем переговоров с сирийской стороной; 4) передислокация израильских сил безопасности к позициям до 28 сентября 2000 г. [13]. По мнению арабской стороны, выполнение Израилем этих условий могло способствовать тому, чтобы односторонний уход из Сектора Газа стал одним из этапов выполнения «Дорожной карты». Израильский премьер-министр А. Шарон согласился с третьим пунктом арабских предложений — необходимостью возобновить сирийско-израильские переговоры. По оставшимся пунктам он предложил использовать выражение не «взаимное прекращение огня», а прекращение огня израильской стороной «взамен на» прекращение палестинцами актов террора. Любая последующая передислокация израильских войск была обусловлена прекращением насилия со стороны палестинцев [13].

На саммите ЛАГ в Алжире 22—23 марта 2005 г. иорданской стороной была предпринята попытка смягчить некоторые формулировки общеарабской позиции в отношении урегулирования конфликта. Иордания предложила проект «упрощенной арабской мирной инициативы», где изменениям подвергался пункт о возвращении палестинских беженцев, вызывавший наибольшее неприятие израильской стороны. Иордания также предлагала арабским странам согласиться на нормализацию отношений с Израилем до окончания переговорного процесса между сторонами конфликта [см: 17; 20]. Эти предложения не были поддержаны участниками саммита ЛАГ. В частности, генеральный секретарь ЛАГ А. Муса заявил: «Это должно быть обязательство в обмен на обязательство. Мы не собираемся уходить от этого даже на миллиметр» [19].

15 августа 2005 г. Израиль в одностороннем порядке начал реализацию плана «размежевания», что обострило политическую ситуацию внутри Палестины, однако непосредственно уход Израиля из Сектора Газа вызвал положительную реакцию в арабском мире. Так, президент Египта Х. Мубарак отметил, что данный шаг должен стать лишь первым этапом на пути полной реализации мирного плана «Дорожная карта» и создания независимого палестинского государства. Ливан рассматривал уход Израиля из Сектора Газа как частичную реализацию «Дорожной карты». Иордания охарактеризовала «размежевание» как «позитивный и исторический шаг, за которым должна последовать эвакуация с Западного берега р. Иордан». Руководство Саудовской Аравии вновь напомнило о своей приверженности арабской мирной инициативе 2002 г. и призвало Израиль освободить все палестинские территории [2].

Таким образом, после официального принятия арабской мирной инициативы на саммите ЛАГ в Бейруте в мае 2002 г. такие арабские страны, как Иордания, Египет и Саудовская Аравия, продолжили активно продвигать идею возобновления мирных переговоров на протяжении 2002—2005 гг. Представители этих стран использовали дружественные отношения с США, чтобы последние поспособствовали возобновлению переговоров между ООП и Израилем. Общеарабская позиция относительно урегулирования конфликта формировалась на саммитах ЛАГ на министерском уровне. Наибольшую сложность при согласовании позиции внутри арабского мира представляло обсуждение с сирийской стороной, которая настаивала на включение сирийского и ливанского направлений в рамки будущего мирного процесса. Несмотря на согласие конфликтующих сторон сесть за стол переговоров в июне 2003 г., мирный процесс так и не был запущен. Это объясняется, во-первых, напряженной ситуацией в зоне палестино-израильских территорий (террористические акты, точечная ликвидация); во-вторых, требованием Государства Израиль и США кадровых изменений в ПНА; в-третьих, принятием и реализацией плана одностороннего размежевания.

Список использованных источников

1. Захарченко, А. Н. Перспективы практической имплементации плана ближневосточного мирного урегулирования «Дорожная карта» / А. Н. Захарченко [Электронный ресурс] // Институт Ближнего Востока. — 08.12.2005. — Режим доступа: <http://www.iimes.ru/?p=4010>. — Дата доступа: 12.08.2016.
2. Мамед-заде, П. Н. Реакция международного сообщества на вывод израильских поселений из сектора Газы / П. Н. Маме-заде [Электронный ресурс] // Институт Ближнего Востока. — 30.08.2005. — Режим доступа: <http://www.iimes.ru/?p=3787>. — Дата доступа: 12.08.2016.
3. Сакар, А. Вузара ладжна ал-мубадара ал-арабийя йюаккидун ал-йоум хакк ал-шааб ал-фалистыний фи ихтийяр кийядатихи = Министры комитета по продвижению арабской мирной инициативы подтвердили право палестинского народа на выбор руководства / А. Сакар [Электронный ресурс] // Аль ахрам. — 28.04.2002. — Режим доступа: <http://www.ahram.org.eg/Archive/2002/7/12/ARAB1.HTM>. — Дата доступа:15.09.2016 (на араб. яз.).
4. Сакар, А. Фи хитам иджтимаа вузараи хариджийя ладжна мубадара ал-салям ал-арабийа итифак аля ал-илтизам ал-арабий би-мубадара хилял ай тахаррук дувалий бишан иттиджах ли-тартиб лякаат ли-кулл аадаи ал-ладжна маа масулий ал-авасим ал-кубра ли-тафааил ал-мубадара = В завершение заседания комитета по продвижению арабской мирной инициативы на уровне министров иностранных дел было принято согласие о поддержке арабской мирной инициативы / А. Сакар, М. Мабрук [Электронный ресурс] // Аль ахрам. — 28.04.2002. — Режим доступа: <http://www.ahram.org.eg/Archive/2002/7/13/ARAB2.HTM>. — Дата доступа: 20.04.2016 (на араб. яз.).
5. Саллум, Ф. Роль Сирии в межарабских отношениях на Ближнем Востоке (1991—2003 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук: 07.00.15 / Ф. Саллум; БГУ. — Минск, 2011. — 22 с.
6. Тауфик, Х. Амир Абдалла йабхасу маа Буш субул вакт ал-адван ал-исраилий дыдда ал-фалистиниийн = Эмир Абдала вместе с Бушем обсудят способы остановить израильскую агрессию против палестинцев / Х. Тауфик, М. Ал-Саадани [Электронный ресурс] // Аль ахрам. — 26.04.2002. — Режим доступа: <http://www.ahram.org.eg/Archive/2002/4/26/FRON1.HTM>. — Дата доступа: 20.04.2016 (на араб. яз.).
7. Тауфик, Х. Буш йадрус хутт саудийя мин 8 никат ли-ихйя аамалийя ал-салям ва йясыф би-аннаха биннаа = Буш изучил саудовский план «8 пунктов» и заявил, что он конструктивный / Х. Тауфик [Электронный ресурс] // Аль ахрам. — 28.04.2002. — Режим доступа: <http://www.ahram.org.eg/Archive/2002/4/28/FRON2.HTM>.— Дата доступа: 20.04.2016.
8. Шмелёва, Т. А. Саммиты в Шарм Эш-Шейхе и Акабе: мнение арабских стран / Т. А. Шмелёва [Электронный ресурс] // Институт Ближнего Востока. — 10.06.2003. — Режим доступа: <http://www.iimes.ru/?p=2953#more-2953>. — Дата доступа: 03.03.2016.
9. Эпштейн, А. Д. Что ждет палестинскую администрацию? Израиль и наследники Я. Арафата / А.Д. Эпштейн [Электронный ресурс] // Институт Ближнего Востока. — 16.11.2004. — Режим доступа: <http://www.iimes.ru/?p=3360#more-3360>. — Дата доступа: 04.03.2016.
10. Al-Kadi, A. The Arab Peace Initiative: An Instrument for Peace: The Atkin Paper Series. June 2010 / A. Al-Kadi [Electronic resource] // ICSR. — Mode of access: <http://icsr.info/wp-content/uploads/2012/10/1283531151ICSRAtkinPaperSeries_AliaAlKadi.pdf>. — Date of access: 15.09.2016.
11. Alon, I. Eleven Years to the Arab Peace Initiative: Time for an Israeli Regional Strategy / I. Alon, G. Sher // Strategic Assessment. — Vol. 16, N. 1. — P. 21—35 [Electronic resource] // ETH zürich. — Mode of access: <https://www.files.ethz.ch/isn/165938/(FILE)1369818985.pdf>. — Date of access: 15.09.2016.
12. A Performance-based road map to a permanent two-state solution to the Israeli Palestinian conflict, 30 April 2003 // Documents on Palestine. Vol. VI. — Jerusalem: PASSIA, 2007. — P. 84.
13. Ezzat, D. New era? / D. Ezzat [Electronic resource] // Al-Ahram Weekly On-Line. — 10—16.02.2005. — Mode of access: <http://weekly.ahram.org.eg/Archive/2005/729/fr1.htm>. — Date of access: 15.09.2016.
14. Israeli Prime Minister Ariel Sharon’s Statement after the Middle East peace summit in Aqaba, Jordan. 4 June 2003 // Documents on Palestine. Volю VI. — Jerusalem: PASSIA, 2007. — P. 94—95.
15. Israeli Prime Minister Ariel Sharon, statement at the Sharm esh-Sheiks Summit, 8 February 2005 // Documents on Palestine. Vol. VI. — Jerusalem: PASSIA, 2007. — P. 318—319.
16. Israeli Prime Minister Ariel Sharon, Speech at the Fourth Annual Herzliya Conference, 18 December 2003 // Documents on Palestine. Vol VI. — Jerusalem: PASSIA, 2007. — P. 182—184.
17. Maddy-Weitzman, B. Arab vs. the Adbullah Plan / B. Maddy-Weitzman // Middle East Quarterly. — 2010. — Vol. 17, N 3 [Electronic resource] // Middle East Forum. — Mode of access: <http://www.meforum.org/2729/arabs-vs-abdullah-plan>. — Date of access: 10.04.2013.
18. Muasher, M. The Arab Center. The Promise of Moderation / M. Muasher. — Yale: Yale University Press, 2008. — 297 p.
19. Nevine, K. Preparing to move in / K. Nevine [Electronic resource] // Al-Ahram Weekly On-Line. — 3—9 Febr. 2005. — Mode of access: <http://weekly.ahram.org.eg/Archive/2005/728/eg5.htm>. — Date of access: 15.09.2016.
20. Nimah, H. A. Jordanian diplomacy falters on Palestine, Syria and Iraq / H. A. Nimah [Electronic resource] // The electronic Intifada. — 23.03.2005. — Mode of access: <https://electronicintifada.net/content/jordanian-diplomacy-falters-palestine-syria-and-iraq/5519>. — Date of access: 12.08.2016.
21. PA Minister of Negotiations Affairs, Saeb Erekat, Letter to US Congress Members, 14 May 2003 // Documents on Palestine. Vol VII. — Jerusalem: PASSIA, 2007. — P. 88.
22. Podeh, E. Between Stagnation and Renovation: the Arab System in the aftermath of the Iraq War / E. Podeh // Middle East Review of International Affairs. —2005. — Vol. 9, N 3. — P. 52—74 [Electronic resource] // Rubin Center Research in International Affairs. — Mode of access: <http://www.rubincenter.org/meria/2005/09/Podeh%20PDF.pdf>. — Date of access: 01.12.2016.
23. President Mahmoud Abbas, Speech to the Palestinian Legislative Council, Ramallah, 15 January2003 // Documents on Palestine. Vol VII. — Jerusalem: PASSIA, 2007. — P. 307.
24. Teitelbaum, J. The Arab Peace Initiative: A Primer and Future Prospects / J. Teitelbaum [Electronic recourse] // Jerusalem Center for Public Affairs. — Mode of access: <http://jcpa.org/text/Arab-Peace-Initiative.pdf>. — Date of access: 10.04.2013.

Статья поступила в редакцию в феврале 2017 г.

 
 
Конкурс научных работ
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев