Версия для печати
Журнал международного права и международных отношений. 2017. № 1-2 (80-81). С. 87—91.
Journal of International Law and International Relations. 2017. N 1-2 (80-81). P. 87—91.

международные отношения

Формирование белорусоведения в Великобритании в контексте белорусско-британских отношений (вторая половина ХХ — начало ХХI в.)

Анастасия Дудько

Автор:
Дудько Анастасия Дмитриевна — старший преподаватель кафедры английской филологии филологического факультета Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, e-mail: anastakareva@yandex.by
Гродненский государственный университет имени Янки Купалы. Адрес: 22, ул. Ожешко, Гродно, 230023, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Русакович Андрей Владимирович — доктор исторических наук, доцент, заведующий кафедрой дипломатической и консульской службы факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Козловская Наталья Владимировна — кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой социологии и специальных социологических дисциплин факультета истории, коммуникации и туризма Гродненского государственного университета имени Янки Купалы

В статье на основании изучения опубликованных и архивных источников Беларуси автор намечает основные вехи белорусско-британского сотрудничества в сфере культуры и науки во второй половине ХХ — начале ХХI в., определяет основные факторы, влиявшие на характер этих отношений. Устанавливается взаимосвязь между характером белорусско-британских отношений указанного периода с традициями становления белорусоведения Великобритании. Предлагается активизировать белорусскую культурную политику на Британских островах как действенный фактор формирования позитивного образа нашей страны и ее культуры в британском экспертном сообществе, что особенно актуально в связи с уходом с исторической арены послевоенной волны белорусской эмиграции — активных проводников и трансляторов знаний о Беларуси и ее культуре в английском обществе.

Ключевые слова: белорусоведение; белорусско-британские отношения; британское эксперное сообщество; политические и культурные связи; эффективная культурная политика.


«Belarusian Studies Formation in Great Britain within the Context of Belarusian-British Relations (the Second Half of the XX — Beginning of the XXI Century)» (Nastassia Dudzko)

In the article basing upon the study of the published and archival sources of Belarus the author outlines the milestones of the Belarusian-British cooperation in the field of culture and science in the second half of the XX — beginning of the XXI century. The author identifies the main factors influencing the nature of these relations. The interconnection between the character of the Belarusian-British relations of this period with the traditions of the formation of Belarusian studies in the UK is established. It is suggested to strengthen Belarusian cultural policy in the British Isles as an effective factor in the formation of a positive image of our country and its culture within the British expert community. It is quite acute nowadays, especially stipulated by the gradual departure from the historical arena of a post-war wave of Belarusian emigration — active agents and translators of information about Belarus and its culture in the English society.

Keywords: Belarusian-British relations; Belarusian studies; British expert society; effective cultural policy; political and cultural links.

Author:
Dudzko Nastassia — senior lecturer of the Department of English Philology of the Faculty of Philology, Yanka Kupala State University of Grodno, e-mail: anastakareva@yandex.by
Yanka Kupala State University of Grodno. Address: 22, Ozhesko str., Grodno, 230023, BELARUS


Интерес к той или иной стране, ее истории и культуре является результатом интегративного воздействия трех факторов: характера взаимоотношений между странами, традиций ее изучения, характера и интенсивности культурной политики изучаемой страны, направленной на создание определенного, как правило, позитивного, ее образа в зарубежном страноведческом контексте. Поэтому цель данной статьи заключается в необходимости раскрыть влияние этих факторов на процесс становления белорусоведения в Великобритании и специфику формирования образа нашей страны в британском социокультурном и научном контекстах.

К сожалению, работ, посвященных истории белорусско-британских отношений второй половины ХХ в., в отечественной историографической традиции немного. К их числу принадлежат основательное комплексное диссертационное исследование Л. Г. Королёнок и цикл ее статей [3—6], в которых автор на основе изучения архивных комплексов Беларуси и опубликованных источников аргументированно определяет этапы и характер формирования этих отношений с конца 60-х гг. ХХ в. до начала ХХI в. Изученные нами опубликованные и архивные первоисточники из государственных архивохранилищ Республики Беларусь — документы Центрального научного архива НАН Беларуси [10, ф. 3683, л. 395], Национального архива Республики Беларусь [7], Минского государственного лингвистического университета [9] — свидетельствуют о фактическом отсутствии полноценных культурных и научных связей между БССР и Великобританией до 1970-х гг. Такая ситуация была в значительной мере характерна для международного сотрудничества между нашими странами в сфере гуманитарных наук вплоть до начала ХХI в.

Ситуация вполне объяснимая, учитывая обстановку конфронтационной враждебности «холодной войны» и климата взаимной подозрительности и недоверия в первой половине исследуемого периода. Критичная, но сбалансированная оценка характера этих отношений в советский период нашей истории была дана в мемуарах известного британского аналитика Джона Робертса [8]. Дж. Робертс долгое время был директором Центра «Британия — Россия» (1973—1993 гг.), что позволяло ему играть исключительную роль на «неустойчивом рынке» англо-советских, а позднее англо-российских отношений. Он аргументированно обнажает «подводные камни» на их пути и, прежде всего, тот тотальный контроль, которые сопровождал культурные связи между странами через деятельность специальных служб СССР и Великобритании. БССР как органичная часть советского пространства подчинялась логике и контексту этих взаимоотношений [8, с. 19—20].

Ассоциация «Великобритания — СССР», созданная в 1950 г. по инициативе британского правительства и при поддержке всех фракций парламента, и «Союз советских обществ дружбы» были призваны стать площадкой для неформального общения прежде всего тех, кто имел общие профессиональные интересы в сфере культуры (писатели, историки, журналисты, музыканты, театральные и кинорежиссеры, общественные деятели), осуществлял тесные связи со своими посольствами и нередко со специальными службами. В своем интервью, данном российской газете в 1990-е гг., резидент КГБ в Великобритании, полковник М. Любимов прямо признавал, что средства компартиям Запада переводились через Общество дружбы [8, с. 21, 56]. Британские спецслужбы также активно привлекали в 60—80-е гг. ХХ в. своих экспертов-славистов для работы в Департаменте СССР и Восточной Европы МИД Великобритании (Э. Хилл, Дж. Лоренс, М. Бранч, Р. Брэйтуэйт и др.) [8, с. 80, 97, 245, 278, 285].

Поэтому вполне объяснимыми выглядят факты, которые свидетельствуют о крайне редких контактах белорусских исследователей (как правило, представителей естественных наук) в 1960-е гг. [10, ф. 1з, д. 34, 103]. Исключением стали контакты 1960 г., когда в Минске проходил IV Международный съезд славистов. В подготовке и проведении этого мероприятия активную роль играли известные британские слависты Э. Хилл, В. Мэтью, Р. Оти, Д. Уорд [10, ф. 13, д. 200, л. 5—10, 14]. Специфика съезда заключалась в том, что в нем должна была ощутимо звучать белорусская проблематика принимающей стороны — ученых-славистов БССР (П. Глебки, М. Судник, В. Борисенко, В. Перцева, А. Коршунова, Н. Гринблата, Н. Алексютовича, А. Адамовича и др.) [10, ф. 13, д. 200, л. 22, 26, 36, 39].

Вторым исключением в установлении белорусско-британских научных и культурных связей стали приезды в 1964—1966 гг. видного британского писателя и литературоведа Уолтера Мэя. Активно способствовал установлению этих контактов в 1964 г. председатель Президиума Белорусского общества дружбы и культурных связей с зарубежными связями В. Смирнов. Сам У. Мэй по этому поводу заметил: «Он был первым, кто разбил фигуру молчания и пустил шарик в ход» [1]. У. Мэй стал одним из первых английских литераторов-переводчиков, кто начал популяризировать белорусских поэтов (М. Танка, А. Кулешова, Я. Купалу, Я. Коласа, М. Богдановича, П. Бровку) в английском языковом пространстве Великобритании и мира. Итогом его контактов стало издание в 1971 г. в Лондоне на английском языке «Антологии белорусской поэзии», а в 1977 г. в Московском издательстве «Прогресс» антологии белорусской поэзии «Моя прекрасная Белоруссия» [1; 11].

К сожалению, такие контакты между представителями британско-белорусского научного сообщества оставались редкими не только в 1960-е гг., но и в 1970—1980-х гг. В фондах ведомственных архивов ведущих гуманитарных институтов АН БССР, отражающих их международные связи (Института истории [10, ф. 3, д. 317, 376, 419, 501, 540, 587, 622, 645, 660], Института литературы АН БССР [10, ф. 10, д. 160, 178, 195], Института языкознания [10, ф. 8, д. 161, 173, 186, 198, 310], Института этнографии [10, ф. 11, д. 230]), нет ни одного материала о реальных англо-белорусских научных взаимоотношениях данного периода. Основной вектор научных интересов этих институтов был направлен на академические и научные учреждения стран социалистического содружества. Даже в 1989 г. Президиум АН БССР, оценивая характер и уровень международного научного сотрудничества между институтами своей системы и научными центрами капиталистических стран, с достаточной степенью объективности и критичности отмечал: «Однако эффективность международных связей учреждений АН БССР в настоящее время не отражает возможностей сотрудничающих сторон в связи с тем, что сотрудничество находится на начальном этапе (выделено нами. — А. Д.), а большинство работ входит составной частью в программы исследований, рассчитанных на несколько лет» [10, ф. 3683, л. 395].

Более интенсивное англо-белорусское сотрудничество в 1960—1970-е гг. осуществлялось Белорусским обществом дружбы и культурных связей с зарубежными странами [7, ф. 914, о. 4, д. 23, 69, 110, 155, 164, 165, 203, 244, 245, 290, 328, 366, 411, 446, 491, 529, 563, 595, 631, 655, 684, 706]. Разумеется, при этом деятельность общества тщательно контролировалась сотрудниками отдела науки учебных заведений [7, ф. 4, о. 73], отдела зарубежных связей [7, ф. 4, о. 56, д. 1—5] и особого сектора ЦК КПБ [7, ф. 4, о. 62]. Прежде всего, позитивная роль общества в формировании традиций белорусско-английских культурных связей в 60—70-х гг. ХХ в. отразилась в организации значимых совместных культурных акций (взаимных научных встреч и командировок делегаций, фестивалей и выставок, обмена научными кадрами, помощи белорусским вузам в установлении научно-образовательных контактов и др.). При содействии общества Беларусь в 1960-е гг. посетили президент Общества англо-советской дружбы доктор Х. Джонсон и секретарь Ноттингемского его отделения П. Лили, Генеральный секретарь Общества дружбы «Шотландия — СССР» Дж. Маккалистер (в 1962 г. Минск посетила первая группа учителей и учеников школ Шотландии) [7, ф. 914, о. 4, д. 23, л. 5, 6, 10, 28, 55], секретарь Бирмингемского отделения Общества англо-советской дружбы Т. Тэйлор, редактор журнала «British-Soviet Friendship» П. Слоун. В Великобритании в эти годы побывали В. Смирнов и известный белорусский поэт-переводчик И. Семежонов (Я. Семежон) [7, ф. 914, о. 4, д. 69, л. 1, 42]. В 1964 г. в Минске и Бресте побывала английская делегация школьников, студентов и преподавателей Колледжа Лафбороу. В этом же году секретарь Лондонского отделения Общества культурных связей с СССР Х. Крейтон в письме на имя В. Смирнова просил прислать в Лондон интересующую его информацию о Беларуси по темам: сельское хозяйство, самодеятельность, археология, архитектура, прикладное декоративное искусство, художественное фото, образование, английский язык в БССР, народное творчество, национальные костюмы, национальная музыка и танцы, история по всем периодам и др. [7, ф. 914, о. 4, д. 156, л. 1]. В 1960-е гг. Великобританию посещал Большой симфонический оркестр БССР, проводились выставки белорусских художников [7, ф. 914, о. 4, д. 156, л. 1, 17, 18]. Однако эти точечные локальные контакты не могли сформировать прочный фундамент устойчивых англо-белорусских культурных связей. В этом плане характерен такой факт: в 1966 г. У. Мэй направил В. Смирнову благодарственное письмо за произведения белорусских поэтов, которые оценивались им как «настоящее сокровище». Но при этом отмачалось: «что мне действительно нужно для работы, что я не могу купить даже в Лондоне — это "Англо-белорусская грамматика"» [7, ф. 914, о. 4, д. 155, л. 4].

В 1970 г. впервые начал обсуждаться вопрос о проведении Дней белорусской культуры в Англии [7, ф. 914, о. 4, д. 328, л. 15]. Из имеющейся информации видно, что в 1960—1970-х гг. ни один научный проект в области гуманитарных наук ни АН БССР, ни Белорусским обществом дружбы и культурных связей с зарубежными странами не реализовывался [7, ф. 914, о. 4, д. 366, 411, 446, 491, 563]. Только в 1979 г. на имя Ответственного секретаря Ноттингемского отделения Общества «СССР — Великобритания» Р. Восна из Минска поступило предложение установить контакты между университетами Минска и Ноттингема. Практически до 1980-х гг. в составе белорусских делегаций в Великобританию не было ни одного ученого-гуманитария.

Изучение документальных источников Белорусского общества дружбы и культурных связей с зарубежными странами свидетельствует и о негативном воздействии политического контекста взаимоотношений БССР как части советского общества с Великобританией. Участники переписки отмечают, что «к несчастью, большинство англичан ослеплены нескончаемым потоком антисоветизма с 1917 г., за исключением непродолжительного периода, когда советский и британский народы объединились против фашизма» [7, ф. 914, о. 4, д. 655, л. 170]. Характер этих отношений особенно резко ухудшился в 1968 г. после ввода советских войск в Чехословакию, а в 1980 г. после ввода советского контингента в Афганистан. В феврале 1980 г. горсовет Ноттингема принял решение о прекращении связи с городом-побратимом Минском «в знак протеста против советской агрессии в Афганистане» [7, ф. 914, о. 4, д. 706, л. 32, 36, 48]. О слабости белорусско-британских культурных и научных связей в эти годы свидетельствуют и дошедшие до нас документы фонда МИД БССР, где отсутствует какая-либо значимая информация о таким контактах [7, ф. 907, о. 1, д. 300, 357, 412, 476, 548, 721, 813].

Положительная динамика во взаимоотношениях Беларуси и Великобритании заметна только с 1990-х гг., когда после распада СССР Беларусь открылась для всего мирового сообщества и для Великобритании, в частности, как новый вектор восточноевропейского пространства. Кардинальные геополитические изменения актуализировали и определили значимость проблемы белорусско-английских взаимоотношений не только для исторической науки, но и для политологических, социологических, культурологических ракурсов их изучения. В 1990-е гг. — начале XXI в. сформировались договорно-правовые основы белорусско-английских отношений и установились стабильные дипломатические контакты. Были подписаны более 10 соглашений, регулирующих двусторонние экономические, культурные и научные связи, связи в области образования. В январе 2001 г. была образована белорусско-британская межпартийная парламентская группа. В сфере культуры и науки разворачивалась организационная база двусторонних связей (общества «Британия — Беларусь», «Беларусь — Британия», Британский совет, Объединение белорусов в Великобритании). Активизировала свою деятельность Белорусская библиотека-музей имени Ф. Скорины, Англо-белорусское общество [4, с. 4—5]. Но и в эти годы (особенно после 1996 г. и событий 2010 г.) на пути заметно оживившихся научных и культурных связей нередко возникали барьеры, связанные с неровным характером политических отношений между нашей страной и Великобританией как частью Европейского союза [3, с. 10].

В 2000-е гг. политические отношения между Республикой Беларусь и Великобританией характеризуются постепенным преодолением последствий кризисов середины 1990-х гг. и 2010 г. и активизацией контактов на различных уровнях [2, с. 17—19]. Мосты сотрудничества активно налаживали как британские дипломаты в Минске (Дж. Пирс, Н. Гулд Дэвис, Б. Бакнелл, Ф. Гибб), так и дипломаты Республики Беларусь в Лондоне (В. Счастный, А. Михневич, В. Садохо, С. Алейник). Достаточно стабильно в последние годы развиваются белорусско-британские научные и культурные связи, хотя закрытие отделения Британского совета в Беларуси очень ограничило возможности организации образовательных и исследовательских поездок в Великобританию наших студентов, преподавателей и научных сотрудников. Сегодня, к сожалению, темпы развития белорусско-британских научных связей существенно отстают от динамики взаимоотношений между Беларусью и Англией в сфере экономики и политики в отличие от аналогичных связей с ФРГ или Италией.

Расширение политических и культурных связей Великобритании и Беларуси в конце ХХ — начале ХХI в. привело к тому, что к настоящему времени белорусоведение в Великобритании приобрело самодостаточный дисциплинарный статус. Однако в университетской академической традиции оно еще не имеет структурно-организационной легитимации. Основные причины, которые обусловили такое положение заключаются не только в отсутствии традиций академического белорусоведения в предшествующий период (первая половина ХХ в.), но и в ряде факторов социально-политического и социокультурного характера. Как показывает изучение источниковой и исследовательской литературы, в представлениях британских управленческих элит и экспертного сообщества ученых-гуманитариев того времени Беларусь не представлялась как самодостаточный субъект европейской геополитики и науки.

Открытие Беларуси в британском послевоенном экспертном сообществе в значительной мере было связано как с тем резонансом, который был вызван ролью белорусов и БССР в борьбе с нацистской Германией в годы Второй мировой войны, так и с той ролью, которую сыграла небольшая, но активная в творческом отношении белорусская эмиграционная диаспора. Основная ее часть, осевшая в южных графствах Англии и в районе Лондона, сумела создать действенную сеть национально-культурных и религиозных объединений и свой научный центр — библиотеку-музей имени Ф. Скорины, который стал связующим звеном между интеллектуальными лидерами белорусской диаспоры и первым послевоенным поколением университетских славистов-белорусоведов (Р. Де Брей, П. Мэйо, Ш. Акинер, А. Макмиллин, Д. Дингли, У. Мэй, В. Рич, Г. Пикарда, А. Тихоновецкий, М. Гедройц и др.).

Кардинальная трансформация, котораяпроизошла в Европе и мире после распада СССР и образования суверенных постсоветских государств, заставила обратить внимание и политических элит, и экспертов-славистов на Беларусь как на самодостаточный субъект не только политики, но и славянского мира Восточной Европы. Однако и сегодня в большей части университетских славистических центров Великобритании Беларусь присутствует на «маргинезе» большой российской, польской или постсоветской истории и культуры. К началу ХХI в., пережив «инкубационный период», белорусоведение в этом государстве стало вполне ощутимой законной частью славянского культурного и научного контекста.

Сегодня надо учитывать тот факт, что наиболее активная часть деятелей белорусской культуры в диаспоре Великобритании в силу демографических процессов уходит из жизни, а новое поколение эмигрантов 90-х гг. ХХ в. — начала ХХI в. не мотивировано на сохранение национальной идентичности и популяризацию белорусских культурных традиций на Британских островах. Поэтому дальнейшее развитие белорусоведения в этой стране будет зависеть, по нашему мнению, от проводимой МИД Республики Беларусь эффективной культурной политики и, в частности, политики исторической памяти. На сегодняшний день она выглядит явно недостаточной. Значительные усилия должны приложить в этом направлении и ученые-гуманитарии Беларуси путем популяризации своих лучших работ на английском языке в ведущих славистических изданиях Великобритании и создания с британскими коллегами совместных научных проектов.

Список использованных источников

1. Воробей, Н. С. Участие Белорусской ССР в отношениях Советского Союза с капиталистическими странами (50—70-е гг.) / Н. С. Воробей. — Минск: Наука и техника, 1981. — 248 с.
2. Глеб, М. В. Белорусско-британские отношения в начале ХХI века / М. В. Глеб // Беларусь в современном мире: материалы IV респ. науч. конф., Минск, 28 сент. 2005 г. / редкол.: А. В. Шарапо [и др.]. — Минск: РИВШ, 2005. — 336 с.
3. Каралёнак, Л. Г. Беларусь і Вялікабрытанія: палітычныя адносіны ў 1991—2003 гг. / Л. Г. Каралёнак // Беларус. гіст. часопіс. — 2004. — № 5. — С. 9—16.
4. Королёнок, Л. Г. Беларусь и Великобритания: экономические, научно-технические и культурные связи в 1970—2003 гг.: автореф. дис. ... канд. ист. наук: 07.00.15 / Л. Г. Королёнок. — Минск: БГПУ, 2004. — 21 с.
5. Королёнок, Л. Документы по белорусско-британскому экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству в 1970—2003 гг. в белорусских архивах / Л. Королёнок // Архівы і справаводства. — 2004. — № 6. — С. 97—100.
6. Королёнок, Л. Культурное сотрудничество между Беларусью и Великобританией в 1991—2001 гг. / Л. Королёнок // История и культура Европы в контексте становления и развития региональных цивилизаций и культур: актуальные проблемы из исторического прошлого и современности: материалы междунар. науч-теор. конф., Витебск, 30—31 окт. 2003 г. / Витеб. гос. ун-т им. П. М. Машерова. — Витебск: Изд-во ВГУ им. П. М. Машерова, 2003. — С. 47—49.
7. Национальный архив Респ. Беларусь.
8. Робертс, Дж. Говорите прямо в канделябр. Культурные связи между Британией и Россией в 1973—2000 гг. / Дж. Робертс; пер. с англ. Л. Ю. Столяровой; под ред. В. А. Скороденко. — М.: РОССПЭН, 2001. — 344 с.
9. Текущий архив МГЛУ. Отчеты по итогам международного сотрудничества учреждения образования «Минский государственный лингвистический университет» за 2003—2009 гг.
10. Центральный научный архив Национальной академии наук Беларуси.
11. May, W. Fair Land of Byelorussia: An Anthology of Modern Byelorussian Poetry / W. May; comp.: A. Vyartsinski; transl. [from the Byelorussian] by W. May. — Moscow: Progress Publishers, 1976. — 368 p.

Статья поступила в редакцию в марте 2017 г.

 
 
Конкурс научных работ
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев