Версия для печати
Журнал международного права и международных отношений. 2017. № 1-2 (80-81). С. 130—135.
Journal of International Law and International Relations. 2017. N 1-2 (80-81). P. 130—135.

международные экономические отношения

Теоретические и практические аспекты интегральной оценки тенденций и последствий развития экотуризма

Ольга Мозговая

Автор:
Мозговая Ольга Степановна — старший преподаватель кафедры международного туризма факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: mozgovaya_olga@mail.ru
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Руденков Владимир Михайлович — кандидат экономических наук, доктор технических наук, профессор кафедры организации и управления факультета менеджмента Белорусского государственного экономического университета
Семак Елена Адольфовна — кандидат экономических наук, доцент кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Статья посвящена анализу нового подхода к оценке тенденций и последствий развития экологического туризма с учетом экономических, природно-рекреационных, социально-культурных особенностей страны. Предложенная автором методика рассматривается на двух уровнях: на международном уровне для оценки тенденций и последствий развития туризма и на национальном уровне для оценки тенденций и последствий развития экологического туризма. Это дает возможность обеспечить реализацию эффективной экономической политики в сфере экологического туризма с учетом возможных последствий в экономической, экологической, социальной и культурной сферах развития общества. Использование предложенной методики позволит определить воздействие туризма на экономику, экологию и социально-культурную сферу стран, что даст возможность выявить конкурентные преимущества стран в развитии туризма.

Ключевые слова: индекс «социально-культурного следа туризма»; индекс «экологического следа туризма»; индекс «экономического следа туризма»; особо охраняемые природные территории; экологический туризм.


«Theoretical and Practical Aspects of the Integrated Evaluation of the Ecotourism Development Trends and Effects» (Olga Mozgovaya)

The article is devoted to the analysis of a new approach to the assessment of trends and effects of the ecological tourism development, taking into account economic, natural, recreational, socio-cultural characteristics of the country. The methodology proposed by the author is considered at two levels: at the international level to assess trends and effects of the tourism development, and at the national level to assess trends and effects of the ecotourism development. This makes it possible to ensure the implementation of an effective economic policy in the sphere of ecological tourism, taking into account possible effects in economic, ecological, social and cultural spheres of the society development. The use of the proposed methodology will let determine the impact of tourism on the economy, ecology and socio-cultural sphere of countries, which will enable us to identify competitive advantages of countries in the tourism development.

Keywords: ecological tourism; index of the «ecological trail of tourism»; index of the «economic trail of tourism»; index of the «socio-cultural trail of tourism»; specially protected natural areas.

Author:
Mozgovaya Olga — senior lecturer of the Department of International Tourism of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: mozgovaya_olga@mail.ru
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS


Международная практика расширения системы особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и потребность в усилении эффективного использования природных ресурсов принципиально изменяют систему международных экономических отношений в ходе развития экологического туризма. Современная международная проблематика развития экологического туризма касается поиска компромисса между возможной экономической выгодой от экотуризма и минимизацией риска разрушения природной среды, потери биоразнообразия и культурной самобытности местных сообществ в целях устойчивого развития общества.

Современные особенности развития экологического туризма, его природоохранная и социально-экономическая роль рассмотрены в работах зарубежных (Г. Цебаллос-Ласкурейн [16], Д. А. Феннелл [17], К. Линдберг [20], Д. Уивер [21], М. Э. Вуд [22] и др.), российских (А. В. Дроздов [2], Е. Ю. Колбовский [3], Е. Ю. Ледовских [4], Н. В. Моралева [5], И. Н. Панов [6], В. Б. Поздеев [7], Т. К. Сергеевой [8], А. И. Стукалова [10], В. В. Храбовченко [12], Т. В. Шмелёва [14] и др.) и отечественных (Л. Н. Давыденко [1], Л. М. Гайдукевича, С. А. Хомич [9], А. И. Тарасёнок [11], О. С. Шимова [14], А. В. Неверов [15], и др.) исследователей.

В целом ученые сходятся во мнении об экономической, экологической, социальной и культурной важности экологического туризма, его влиянии на развитие стран и регионов. Однако анализ названных исследований свидетельствует о том, что необходим новый подход к изучению природы экологического туризма, его роли и места в экономике и экспорте страны, а также поиску направлений его эффективного развития. Важным является понимание взаимосвязи экономического, экологического потенциала экологического туризма с индикаторами, обеспечивающими оценку социального и культурного развития общества.

Целью данной статьи является теоретическое обоснование и разработка методических подходов к интегральной оценке тенденций и последствий развития экологического туризма с учетом экономических, природно-рекреационных, социально-культурных особенностей страны.

Для реализации поставленной цели предлагается использовать методику построения сводного показателя, которая достаточно широко используется в международной практике. Методика строится на принципах системности и результативности с учетом межстранового и межвременного характера. В ее основу положена математическая модель, в соответствии с которой частные показатели агрегируются в один обобщенный показатель [18; 19]. Необходимо отметить, что сводные показатели должны рассматриваться скорее как отправная точка для проведения углубленного исследования по определенной проблематике. Такие показатели позволяют проводить сравнительный анализ стран и определять общие тенденции их развития, исходя из набора разрозненных статистических показателей. Сводный показатель формируется вследствие сведения на основе построенной модели индивидуальных показателей в единый индекс, который таким образом рассматривается в качестве характеристики многоаспектных явлений, таких как устойчивость, конкурентоспособность страны, экологическое развитие и т. д.

В контексте проведения сравнительного анализа сводные показатели необходимы для выявления общих тенденций, привлечения внимания к экономическим, экологическим, социально-культурным аспектам развития туризма в целом и экотуризма в частности. Такой подход представляется особенно важным, так как из-за сведения оценки влияния экотуризма только к анализу его экономических эффектов можно как недооценить его вклад (опустив экологические и социальные преимущества экотуризма), так и переоценить (не учитывая отрицательные последствия экотуризма). Недооценка положительного воздействия экотуризма ведет в первую очередь к недополучению необходимых для его развития государственных и частных инвестиций, в то время как заниженная оценка отрицательных эффектов развития экотуризма может привести к серьезным экологическим и социальным проблемам в стране, регионе.

В этой связи возникает необходимость разработки универсальной методики, основанной на структурно-динамическом подходе. Базовый тезис концепции структурно-динамического анализа эколого-экономического развития заключается в том, что увеличение экономических характеристик определенной системы зависит от совершенствования ее экологического строения. Анализ интенсивности структурных изменений в экотуризме позволит судить об инновационной, конъюнктурной и стратегической компоненте экономического роста территории.

Основополагающим условием экономической эффективности экологического туризма выступает экологический потенциал, или «сохранение экологической жизнеспособности территории». В конечном счете стоимость экотуристических услуг как специфического товара вытекает из прямых затрат на покрытие природоохранных мероприятий. Поэтому любая природная охраняемая территория в качественном и количественном выражении должна включать в себя основные характерные параметры: природный ресурс, природно-ресурсный потенциал, экологический потенциал и общий экономический потенциал регионального развития.

Среди основных подходов, применяемых на практике при анализе структурных и динамических особенностей эколого-экономической системы, основную роль играют индексный факторный анализ, динамические модели множественной регрессии, системно-аналитическое моделирование, межотраслевой баланс или метод «затраты — выпуск». Наиболее устойчивую конкуренцию всем прочим способам анализа природохозяйственных процессов составляет индексный метод. Этот метод позволяет успешно решать указанные выше задачи, опираясь на разложение индекса переменного состава на индекс фиксированного состава и индекс структурных сдвигов. Это особенно важно при оценке формирования потенциала эффективного развития экотуризма во взаимосвязи с природохозяйственными факторами.

Система показателей для оценки тенденций и последствий развития экологического туризма на международном уровне в мировой практике и статистике отсутствует. В этой связи предлагаем апробировать методику на двух уровнях: оценки тенденций и последствий развития международного туризма и оценки тенденций и последствий развития национального экотуризма.

Интегральная оценка тенденций последствий развития туризма

Для интегральной оценки тенденций и последствий развития туризма предлагаем использовать ряд индикаторов. Исходя из такого подхода индекс следа туризма будет производным от трех величин: индекса экономического следа туризма (tourism economic footprint index, Ief), индекса экологического следа туризма (tourism ecological footprint index, Iecf) и индекса социально-культурного следа туризма (tourism sociocultural footprint index, Iscf). В основу каждого из них положены индикаторы — статистические данные, которые подобраны в соответствии с рассматриваемым видом воздействия туризма.

Расчет индекса экономического следа туризма состоит в вычислении индексов вклада туризма в ВВП и занятость населения и их последующем агрегировании.

Для того чтобы преобразовать показатели в индексы со шкалой от 0 до 1, необходимо установить минимальные и максимальные значения (целевые ориентиры). Максимальные значения присваиваются фактически наблюдаемым высшим значениям (доля туризма в ВВП — Сейшельские острова 58,77 %; доля туризма в занятости населения — Мальдивские острова 45,83 %). Поскольку для дальнейшего агрегирования используется среднее геометрическое, минимальное значение индекса не должно быть равным нулю. В качестве минимального ориентира используются величины, надлежащим образом задуманные как «естественный» ноль. Так, для доли туризма в ВВП установлено минимальное значение 0 %; для доли туризма в занятости населения — 0 %. Представление о минимальном вкладе туризма в экономику основано на том, что туристическая деятельность в стране может не осуществляться.

После определения минимальных и максимальных значений индексы измерений рассчитываются следующим образом:

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic1.jpg

 

Используя формулу (1), рассчитываем индексы вклада туризма в ВВП и занятость населения. Для расчета индекса экономического следа туризма предлагается использовать нелинейное агрегирование, так как линейное предполагает полную взаимозаменяемость показателей. Результат представляет собой среднее геометрическое индексов занятости и вклада туризма в ВВП

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic2.jpg

 

где I — индекс вклада туризма в ВВП (tourism contribution to GDP index); Ite — индекс занятости в туризме (tourism employment index).

Вычисление индекса экологического следа туризма основано на предположении о том, что на общий экологический след страны оказывает влияние только международный туризм, внутренние туристические потоки способствуют лишь перераспределению экологической нагрузки внутри страны. Для количественной оценки экологического следа туризма используется следующая формула:

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic3.jpg

 

где TEcF — экологический след туризма (tourism ecological footprint); a — количество международных туристических прибытий (number of international tourist arrivals); t — средняя продолжительность пребывания иностранных туристов в стране (ночей) (average length of stay in the country); EF — среднемировой экологический след человека (world average ecological footprint per capita); d — количество международных туристических выездов за рубеж (number of international tourist departures); t1 — средняя продолжительность пребывания туристов за рубежом (average length of stay of tourists abroad); EF1 — экологический след жителя страны (ecological footprint per resident); P — численность населения страны (population).

В результате вычислений по формуле (3) получаем количественную оценку воздействия туризма на общий экологический след страны. Рассчитываем индекс экологического следа туризма (см. формулу (1)). Поскольку экологическое воздействие туризма может быть разнонаправленным, то целесообразна дифференциация формулы для стран с отрицательным и положительным воздействием туризма на общий экологический след страны.

Для стран с отрицательным воздействием туризма на общий экологический след страны (TEcF > 0, туризм увеличивает общий экологический след страны) в качестве максимального значения используется максимальное наблюдаемое, в качестве минимального значения — 0 (если бы туризм не оказывал воздействия на общий экологический след страны вовсе):

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic4.jpg

 

где TEcFfact — фактическое значение экологического следа туризма (factual tourism ecological footprint); TEcFmax — максимальное значение экологического следа туризма (maximum tourism ecological footprint).

В данном случае математическое выражение содержит минус, чтобы индекс экологического следа туризма отражал направление воздействия на территорию: если туристическая деятельность увеличивает экологический след страны, то индекс должен быть меньше
нуля.

Для стран с положительным экологическим воздействием туризма на страну (TEcF < 0, туризм уменьшает общий экологический след страны) в качестве максимального значения используется минимальное фактически наблюдаемое значение, в качестве минимального значения — 0 (если бы туризм не оказывал воздействия на общий экологический след страны вовсе)

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic5.jpg

 

где TEcFmin — минимальное значение экологического следа туризма (minimum tourism ecological footprint).

В данном случае математическое выражение не содержит минус, чтобы индекс экологического следа туризма отражал направление воздействия на территорию: если туристическая деятельность уменьшает общий экологический след страны, то индекс должен быть больше нуля.

Внутренний туризм не оказывает воздействия на социально-культурную среду страны. Однако международные туристические потоки оставляют негативный социально-культурный след в стране. В настоящий момент не существует методики оценки данного процесса. Наиболее простой метод — вычислить продолжительность пребывания иностранных туристов в стране и выезжающих туристов за рубежом (за время пребывания туристов в другой стране, вне их социально-культурной среды, и происходят процессы стирания межнациональных культурных границ). Далее необходимо соотнести это время со временем, проведенным резидентами внутри страны

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic6.jpg

 

где TScF — социально-культурный след туризма (tourism sociocultural footprint).

Для расчета индекса социально-культурного следа туризма используется формула (4), в качестве минимального ориентира также используется 0, в качестве максимального — максимальное наблюдаемое значение

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic7.jpg

 

где TScFfact — фактическое значение социально-культурного следа туризма данной страны (factual relative tourism sociocultural footprint of the country); TScFmax — максимальное значение социально-культурного следа туризма (maximum relative tourism sociocultural footprint).

Для расчета суммарного индекса следа туризма используется линейное суммирование (формула (8)). Нелинейное агрегирование в данном случае использовать нельзя, так как индексы следа туризма имеют различные
знаки

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic8.jpg

 

где AI — суммарный индекс следа туризма (aggregated tourism footprint index).

Такой индекс имеет нестандартный вид, для того чтобы он принял значения от «+1» до «–1», необходимо вторично применить формулу (1).

Для стран с положительным суммарным индексом следа туризма в качестве максимального используется максимальное фактически наблюдаемое значение, в качестве минимального — 0 (если бы туризм не оказывал воздействия на страну вовсе). Формула (1) принимает следующий вид:

2017_1-2_mozgoivaya_pic9.jpg

где Itf — индекс следа туризма (tourism footprint index); AIfact — суммарный индекс следа туризма данной страны (factual aggregated tourism footprint index); AImax — максимальный суммарный индекс следа туризма (maximum aggregated tourism footprint index).

Для стран с отрицательным суммарным индексом следа туризма в качестве максимального используется минимальное фактически наблюдаемое значение, в качестве минимального — 0 (если бы туризм не оказывал воздействия на страну вовсе). Формула (1) принимает следующий вид:

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic10.jpg
 

 

где AImin — минимальный суммарный индекс следа туризма (minimum aggregated tourism footprint index).

В данном случае формула (10) содержит минус, чтобы сохранить вектор отрицательного влияния туризма на территорию страны.

В результате расчетов получаем рейтинг стран, имеющих индекс следа туризма от «+1» до «–1». На страну с индексом «1» туризм оказывает самое благоприятное воздействие. Страна, имеющая индекс «0», извлекает экономическую выгоду, равноценную экологическим и социально-культурным потерям, — эффект от туризма относительно других стран является нейтральным. Туризм оказывает самое губительное воздействие на страну с индексом «–1». Остальные государства располагаются в данном интервале, их индексы показывают степень положительного (отрицательного) воздействия туризма в сравнении с другими странами.

Интегральная оценка тенденций последствий развития экотуризма

Данная методика является универсальной и может быть использована для оценки тенденций и последствий развития экологического туризма на ООПТ.

Поскольку ООПТ не имеют как такового многоотраслевого хозяйственного комплекса, то целесообразно в основе расчета экономического следа использовать не долю экотуризма в доходах ООПТ, а объем произведенных экотуристических услуг в расчете на 1 га. Необходимо также использовать отношение экологической нагрузки к площади ООПТ для оценки экологического следа туризма.

Расчет индекса экономического следа экотуризма состоит в вычислении индексов объема произведенных услуг экотуризма на 1 га и занятости населения ООПТ с их последующим агрегированием.

Для того чтобы преобразовать показатели в индексы со шкалой от 0 до 1, необходимо установить минимальные и максимальные значения (целевые ориентиры). Максимальные значения присваиваются фактически наблюдаемым высшим значениям. В качестве минимального ориентира используется «естественный» ноль: для объема произведенных экотуристических услуг на 1 га — 0 руб./га; для доли экотуризма в занятости населения — 0 %. Представление о минимальном вкладе экотуризма в экономику ООПТ основано на том, что такие территории формально могут существовать без экотуристической деятельности.

После определения минимальных и максимальных значений индексы измерений рассчитываются по формуле (1).

Для расчета индекса экономического следа экотуризма в ООПТ предлагается использовать нелинейное агрегирование: результат представляет собой среднее геометрическое индексов занятости и объема произведенных экотуристических услуг на 1 га

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic11.jpg

 

где Itp — индекс объема произведенных экотуристических услуг на 1 га; Ite — индекс занятости в экотуризме.

Для количественной оценки экологического следа экотуризма используется формула, в числителе которой представлена разница экологического следа, оставленного экотуристами, прибывшими в ООПТ, и снижения экологической нагрузки в результате туристических поездок местных жителей за пределы ООПТ

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic12.jpg

 

где a — количество экотуристических прибытий в ООПТ; t1 — средняя продолжительность пребывания экотуристов на территории ООПТ (ночей); p — население ООПТ; t2 — среднее количество ночей за пределами ООПТ на одного жителя; EF1 — экологический след жителя ООПТ; S — площадь ООПТ.

В результате вычислений по формуле (12) получаем количественную оценку экологической нагрузки от осуществляемой экотуристической деятельности на территории ООПТ. Для получения индекса экологического следа экотуризма необходимо применить формулу (1), где в качестве максимального используется максимальное наблюдаемое значение, минимального — 0 (если бы экотуризм не оказывал воздействия на ООПТ вовсе)

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic13.jpg

 

Поскольку экотуристическая деятельность оказывает негативное воздействие на территорию ООПТ, то в данном случае математическое выражение также содержит минус.

Для расчета социально-культурного следа экотуризма в пределах ООПТ используется следующая формула:

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic14.jpg

 

Для расчета индекса социально-культурного следа экотуризма используется формула (1), в качестве минимального ориентира используется ноль, в качестве максимального — максимальное наблюдаемое значение

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic15.jpg

 

Для расчета индекса следа экотуризма используется линейное суммирование c весовыми коэффициентами

 

2017_1-2_mozgoivaya_pic16.jpg

 

При суммировании индексов использованы весовые коэффициенты (0,5), для того чтобы сбалансировать экономические выгоды с экологическими и социально-культурными потерями, так как на территории ООПТ выездной туризм не может значительно превышать въездной, а соответственно и территория не получает существенных экологических и социально-культурных преиму-
ществ.

Благодаря использованию весовых коэффициентов индекс следа экотуризма получает стандартный вид (находится в интервале от «–1» до «+1»), поэтому вторично формула (1) не применяется.

В результате расчетов получаем рейтинг ООПТ, имеющих индекс следа экотуризма от «–1» до «+1». На ООПТ с индексом «+1» экотуризм оказывает самое благоприятное воздействие. ООПТ, имеющая индекс «0», извлекает экономическую выгоду, равноценную социально-культурным и экологическим потерям — эффект экотуризма относительно других ООПТ является нейтральным. Экотуризм оказывает самое губительное воздействие на природоохранную территорию с наименьшим отрицательным индексом.

Таким образом, выбирается такой путь развития (при планировании экотуристической деятельности) или принимаются такие меры (при мониторинге), которые обеспечили бы получение максимальных преимуществ при минимальных рисках от развития экотуризма. Анализ полученных данных в соответствии с рекомендуемым автором подходом способен обеспечить реализацию эффективной экономической политики в сфере экологического туризма с учетом возможных последствий в экономической, экологической, социальной и культурной сферах развития общества.

Предложенная интегральная оценка тенденций и последствий развития экотуризма, основанная на системном анализе потенциального воздействия экотуризма на экосистему, предполагает:

— выработку единого подхода к определению приоритетов в экономическом, экологическом и социально-культурном аспектах развития рассматриваемого вида туризма в стране;

— согласование методики расчетов и форматов представления данных по каждой ООПТ в стране;

— экспертную оценку результатов и возможных последствий развития экотуризма на ООПТ;

— возможность подготовки научно-обоснованных рекомендаций в отношении последствий развития экотуризма на национальном уровне.

Данная методика может быть использована для оценки тенденций и последствий развития туризма на международном уровне. Полученные результаты позволят определить воздействие туризма на экономику, экологию и социально-культурную сферу стран, что даст возможность выявить их конкурентные преимущества в развитии туризма; производить комплексную оценку развития туризма при создании планов социально-экономического развития территории; определить имеющийся резервный потенциал для развития туризма.

Список использованных источников

1. Давыденко, Л. Н. Институционализация рынка природных ресурсов / Л. Н. Давыденко. — Минск: ИВЦ Минфина, 2014. — 256 с.
2. Дроздов, А. В. Основы экологического туризма: учеб. пособие / А. В. Дроздов. — М.: Гардарики, 2005. — 271 с.
3. Колбовский, Е. Ю. Экологический туризм и экология туризма: учеб. пособ. / Е. Ю. Колбовский. — М.: Академия, 2006. — 256 с.
4. Ледовских, Е. Ю. Развитие экологического туризма на особо охраняемых природных территориях России / Е. Ю. Ледовских. — М.: ЦОДП, 2000. — 124 с.
5. Моралева, Н. В. Концепция развития экологического туризма в заповедниках России / Н. В. Моралева / Материалы семинара «Экология большого города», Санкт-Петербург, 12—15 июля 2000 г. — М.: ЦОДП, 2000. — С. 45—56.
6. Панов, И. Н. Экологический туризм и его роль в устойчивом развитии территорий / И. Н. Панов // Вестн. Москов. ун-та. Сер. 5. География. — 1998. — № 6. — С. 13—18.
7. Поздеев, В. Б. Экологический туризм в контексте регионального развития / В. Б. Поздеев // Проблемы и перспективы развития туризма в странах с переходной экономикой: материалы Междунар. науч.-практ. конф., Смоленск, 9—11 окт. 2000 г. — Смоленск: СГУ, 2000. — С. 243—247.
8. Сергеева, Т. К. Экологический туризм: учебник / Т. К. Сергеева. — М.: Финансы и статистика, 2004. — 360 с.
9. Стратегия устойчивого развития экологического туризма в Беларуси / Л. М. Гайдукевич [и др.]; под общ. ред. Л. М. Гайдукевича, С. А. Хомич. — Минск: БГУ, 2008. — 351 с.
10. Стукалов, А. И. Экологический туризм и рациональное природопользование на Севере / А. И. Стукалов // Туристские фирмы. Вып. 17. — СПб.: Олбис, 1998. — С. 76—81.
11. Тарасёнок, А. И. Экологический туризм и рекреационное природопользование в Беларуси: учеб.-метод. пособие / А. И. Тарасёнок. — Минск, 2003. — 120 с.
12. Храбовченко, В. В. Экологический туризм: учеб.-метод. пособие / В. В. Храбовченко. — М.: Финансы и статистика, 2003. — 208 с.
13. Шимова, О. С. Экология и экономика природопользования: курс лекций / О. С. Шимова. — Минск: Акад. управления при Президенте Респ. Беларусь, 2003. — 412 с.
14. Шмелёва, Т. В. Разработка механизма управления развитием экологического туризма на особо охраняемых природных территориях: автореф. дис. … канд. экон. наук: 08.00.05 / Т. В. Шмелева. — Сочи, 2002. — 21 с.
15. Экологический капитал Березинского заповедника и финансовые проблемы его воспроизводства / А. В. Неверов [и др.]. // Экологические и нравственные проблемы особо охраняемых природных территорий: тез. докл. Респ. науч.-практ. конф., Минск, 15 дек. 2000 г. — Минск, 2001. — С. 108—109.
16. Ceballos Lascurain, H. Tourism, Ecotourism and Protected Areas: the State of Nature-Based Tourism Around the World and Guidelines for Its Development / H. Ceballos Lascurain; IUCN Publications Services Unit. — Island Press, 1996. — 301 p.
17. Fennell, D. A. Ecotourism. 3rd ed. / D. A. Fennell. — London: Routledge, 2007. — 282 p.
18. Handbook on constructing composite indicators: methodology and user guide / M. Nardo [usw.]. — OECD Statistics Working Paper, 2005. — 106 p.
19. International Financial Statistics / International Monetary Fund. — Washington D. C.: IMF, 2006. — 1069 p.
20. Lindberg, K. Economic Aspects of Ecotourism / K. Lindberg // Ecotourism: a Guide for Planners & Managers. Vol. 2 / K. Lindberg, M. E. Wood, D. Engeldrum (eds.). — Vermont: the Ecotourism Society, 1998. — P. 87—117.
21. Weaver, D. B. Sustainable tourism: theory and practice / D. B. Weaver. — Amsterdam; London: Elsevier Butterworth-Heinemann, 2006. — 240 p.
22. Wood, M. E. Ecotourism guidelines for nature tour operators / M. E. Wood. — North Bennington: Ecotourism Society, 1993. — 16 p.

Статья поступила в редакцию в мае 2017 г.

 
 
Конкурс научных работ
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев