Версия для печати
Журнал международного права и международных отношений. 2018. № 1-2 (84-85). С. 13—17.
Journal of International Law and International Relations. 2018. N 1-2 (84-85). P. 13—17.

международное право — международное частное право

Принципы международного частного права: вопросы доктринального определения и нормативного закрепления

Николай Оксютчик

Авторы
Оксютчик Николай Викторович — аспирант кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: klaus.ox@gmail.com
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Ананич Светлана Михайловна — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Шакель Надежда Валентиновна — кандидат юридических наук, доцент, заместитель начальника организационно-инспекторского управления главного управления координации служебной деятельности Центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь

В статье исследуются вопросы доктринального определения и нормативного закрепления принципов международного частного права. Используя специальную методологию, автор предлагает собственный подход к определению и формулированию перечня принципов международного частного права, обосновывает необходимость его нормативного закрепления и предлагает соответствующие изменения и дополнения в действующие нормативные правовые акты Республики Беларусь.

Ключевые слова: доктринальное определение; критерии; нормативное закрепление; принципы международного частного права; система; функции.


«Principles of Private International Law: Issues of Doctrinal Definition and Normative Consolidation» (Nicolai Oksyutchik)

The article codsiders the issues of doctrinal definition and normative consolidation of the principles of private international law. Using a special methodology, the author proposes his own approach to defining and formulating the list of principles of private international law, justifies the need for its normative consolidation, and proposes appropriate changes and additions to the current regulatory legal acts of the Republic of Belarus.

Keywords: criteria; doctrinal definition; functions; normative consolidation; principles of international private law; system.

Author:
Oksyutchik Nicolai — post-graduate student of the Department of Private International and European Law of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: klaus.ox@gmail.com
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS


В белорусской доктрине международного частного права вопрос о его принципах остается одним из наименее исследованных: среди немногочисленных публикаций, посвященных указанной проблематике, следует отметить работы Е. Б. Леанович [6], В. Г. Тихини [11], О. Н. Толочко [12]. Вместе с тем очевидно, что для более глубокого понимания сущности регулирующего воздействия современного международного частного права на предмет правового регулирования необходимо осуществить вычленение из существующей правовой реальности и анализ базовых положений, лежащих в основе указанного комплекса правовых норм. В этой связи в настоящей статье на основе общих доктринальных теоретико-правовых посылок и анализа современной практики международного частного права представлены авторская концепция принципов международного частного права, а также предложения по нормативному закреплению указанной категории.

В настоящий момент перечень принципов международного частного права нормативно не закреплен. Более того, общепризнанное доктринальное определение указанной правовой категории также отсутствует, а редкие попытки его формулирования, в свою очередь, характеризуются существенными различиями в подходах. Так, Г. К. Дмитриева определяет принципы международного частного права как «основные начала, на которых строится вся система правовой регламентации частноправовых отношений международного характера» [9, с. 32]. Е. Б. Леанович, в свою очередь, указывает, что «принципы международного частного права представляют собой особую систему норм и механизмов, решающих вопрос о взаимодействии права страны суда и иностранного права» [3, с. 61], существуют и другие определения [5, с. 690]. Представляется, что в процессе дефиниции принципов международного частного права следует исходить из общетеоретических основ понимания принципа права и учитывать специфику предмета правового регулирования этого специфического комплекса правовых норм различного генезиса. В результате реализации указанного подхода принципы международного частного права следует определить как объективно существующие основополагающие начала, базовые регламентирующие положения, системно опосредующие наиболее важные механизмы правового регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом. По сути принципы международного частного права отражают особые юридические механизмы и ключевые нормативные предписания, сформировавшиеся в процессе регламентации частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, как необходимая аксиоматическая основа этого комплекса правовых норм, выполняющая две основные функции:

1) обеспечение внутреннего согласования и эффективного функционирования всей системы международного частного права;

2) регулирование частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом.

В этой связи представляется некорректной осуществляемая рядом авторов подмена данной специфической основы иными содержательными элементами. Достаточно четко это можно проиллюстрировать на примере отождествления принципов международного частного и международного публичного права. Так, Г. М. Вельяминов утверждает о прямом действии принципов международного публичного права в международном частном праве [8, с. 200]. Схожих подходов придерживаются М. М. Богуславский, формирующий «исходные начала российской доктрины международного частного права» на основе принципов международного публичного права [1, с. 28—31], Л. А. Лунц, утверждающий о «единстве исходных начал международного частного и международного публичного права» [7, с. 32—34], и некоторые другие авторы [4, с. 19]. Очевидно, что, являясь составной частью современной системы права, международное частное право функционирует под косвенным влиянием как общеправовых принципов, так и принципов права различных отраслей и правовых систем. Более того, указанные принципы в процессе трансформации в сфере частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, могут стать одной из содержательных основ генезиса принципов международного частного права. Однако они содержательно недостаточны для того, чтобы выступать основой формирования норм международного частного права. Система принципов международного частного права, прежде всего, отражает специфику правового регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, а потому представляет собой обособленную систему принципов, перечень и содержание которых не сводят к принципам любых других правовых систем или отраслей права.

Представляется, что сложность доктринального формулирования принципов международного частного права обусловлена невозможностью решения этой научной задачи посредством абстрактного постулирования произвольного перечня положений. С нашей точки зрения, указанный процесс должен осуществляться на основании комплексного анализа нормативных правовых источников, правоприменительной практики и доктрины с использованием четких критериев определения принципов международного частного права и их предварительной классификации, так как лишь в этом случае предложенный перечень будет в достаточной степени объективным.

Исходя из предложенной дефиниции принципов международного частного права и их функциональной роли можно сформулировать следующую систему критериев определения принципа международного частного права:

— действительность, под которой понимают объективное существование принципа международного частного права в правовой реальности в качестве авторитетного положения, применимого для регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом;

— универсальность, представляющая собой способность принципа международного частного права в силу присущей ему определенной степени абстрактности прямо либо косвенно регулировать всю совокупность частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, либо опосредованно влиять на ее регулирование;

— согласованность, под которой понимают внутреннюю непротиворечивость принципа международного частного права в качестве самодостаточного положения в сочетании с его соответствием требованиям, предъявляемым к нему как к части целостной системы принципов международного частного права;

— относительная устойчивость, заключающаяся в способности принципа международного частного права с течением времени сохранять свои важнейшие характеристики в сочетании с возможностью внешней и внутренней корректировки в зависимости от объективных изменений всей сферы частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом;

— практическая применимость, предполагающая выполнение принципом международного частного права функции регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом.

Следует отметить, что предложенная система критериев не основана на какой бы то ни было иерархии: каждый из критериев обладает равной значимостью, и в качестве принципа международного частного права может рассматриваться лишь положение, в совокупности соответствующее каждому из них.

В процессе классификации принципов международного частного права необходимо исходить из того, что они, как следует из вышеизложенного, представляют собой систему равнозначных основополагающих положений, содержательное наполнение которой определяется предметом правового регулирования указанного комплекса норм. В этой связи принципы международного частного права по комплексному генезисно-функциональному признаку могут быть классифицированы на две группы:

1) общие, под которыми следует понимать принципы, обеспечивающие функционирование международного частного права как
неотъемлемой части национальной, региональной и международной правовых систем посредством фундирования положений, присущих современному этапу правового развития общества и характеризующих основные тенденции развития права как важнейшего регулятора социальных отношений;

2) специальные, действие которых направлено на обеспечение функционирования сугубо специфических, присущих исключительно международному частному праву механизмов регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, учитывающих особый характер этой весьма многогранной сферы.

Общие принципы международного частного права являются «связующим звеном» между этим комплексом норм и существующим в конкретно-исторический период времени уровнем правового развития общества. Международное частное право может существовать только в общем тренде правового развития, не противопоставляя себя основам существующей системы права. Поэтому одной из содержательных основ генезиса общих принципов международного частного права служит комплексное эволюционирование общеправовых и отраслевых принципов права, их своеобразная качественная трансформация в сферу регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом.

К общим принципам международного частного права относятся:

— принцип экстерриториального применения национального законодательства, в соответствии с которым национальное законодательство применимо для непосредственного регулирования определенных правоотношений вне государства его принадлежности и подлежит указанному применению в порядке и на условиях, установленных в источниках международного частного права;

— принцип обеспечения баланса между защитой интересов государства и реализацией прав и законных интересов частных субъектов международного частного права, в соответствии с которым в процессе правового регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, реализация прав, предоставленных законодательством субъектам международного частного права, ограничивается лишь защитой государственных и общественных интересов; при этом государство устанавливает пределы указанных интересов и избирает способы их правовой защиты таким образом, чтобы максимально обеспечить реализацию прав упомянутых субъектов, в частности посредством функционирования таких институтов, как оговорка о публичном порядке, нормы непосредственного применения, реторсии, обход закона;

— принцип предоставления государством иностранным субъектам определенных правовых режимов, в соответствии с которым в процессе регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, государство устанавливает для иностранных субъектов особый порядок осуществления их деятельности (правовой режим), достаточный для их участия в соответствующих правоотношениях, но при этом ограниченный рамками национальных интересов соответствующего государства;

— принцип сочетания международного и национального нормативного регулирования, в соответствии с которым регулирование частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, осуществляется посредством комплексного комбинированного воздействия инструментов международной и национальной нормативной регламентации;

— принцип добросовестности и разумности участников правоотношений, в соответствии с которым субъекты международного частного права в процессе реализации предоставленных прав и исполнения возложенных обязанностей должны действовать добросовестно и разумно постольку, поскольку это вытекает из существа частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, и обеспечивает возможность их надлежащего правового регулирования;

— принцип автономии воли сторон, в соответствии с которым участники частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, вправе самостоятельно определить право, применяемое к регулированию их правоотношений, в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством;

— принцип применения государственными судебными учреждениями процессуальных норм страны суда, в соответствии с которым рассмотрение споров, вытекающих из частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, осуществляется государственными судебными учреждениями в соответствии с национальными процессуальными нормами.

В свою очередь, специальные принципы международного частного права обеспечивают постулирование специфических основ функционирования международного частного права как уникального комплекса норм различного генезиса, регулирующего частноправовые отношения, осложненные иностранным элементом. В силу специфики указанной сферы правового регулирования упомянутые принципиальные положения сформированы и существуют только в международном частном праве, а потому наиболее рельефно отражают его глубинную сущность, важнейшие признаки и закономерности его функционирования. К специальным принципам международного частного права следует отнести:

— принцип коллизионного регулирования, в соответствии с которым регулирование частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, осуществляется посредством особого правового механизма, предусматривающего определение применимого правопорядка коллизионными нормами;

— принцип применения негосударственных форм регулирования правоотношений, в соответствии с которым регулирование частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, может осуществляться посредством применения особых норм и правил негосударственного происхождения, вырабатываемых в процессе международного частноправового взаимодействия.

Учитывая обозначенную функциональную роль принципов международного частного права, представляется необходимым осуществить нормативное закрепление предложенной системы принципов, так как в белорусской правовой системе только оно в полной мере гарантирует их функциональную эффективность в части обеспечения принудительной (в необходимых случаях) реализации закрепленных в них правовых механизмов, их прямого влияния на правотворчество и правоприменение, а также регулирующего воздействия непосредственно на предмет правового регулирования.

Для нормативного закрепления принципов международного частного права следует исключить раздел VII из Гражданского кодекса Республики Беларусь [2], создав на его основе в процессе автономной комплексной кодификации отдельный закон о международном частном праве, в котором будут зафиксированы указанные принципы. Реализация упомянутого подхода позволит, с одной стороны, обеспечить функциональную эффективность принципов международного частного права, а с другой — не исключит действие принципов иных отраслей права (как материальных, так и процессуальных) и правовых систем, нормы которых будут регулировать соответствующие правоотношения. В результате будет обеспечено надлежащее функционирование международного частного права как специфического комплекса правовых норм различного генезиса, регулирующего частноправовые отношения, осложненные иностранным элементом.

В рамках реализации указанного подхода по нормативному закреплению принципов международного частного права в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами Республики Беларусь законодательства при рассмотрении частноправовых споров, осложненных иностранным элементом, необходимо также внести следующие дополнения в постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь «О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц» [10]:

— часть первую пункта 3 постановления после слов «общепризнанными принципами международного права,» дополнить словами «принципами международного частного права,»;

— пункт 3 постановления дополнить частями третьей и четвертой следующего содержания:

«Под принципами международного частного права понимаются объективно существующие основополагающие начала, базовые регламентирующие положения, системно опосредующие наиболее значимые механизмы правового регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом.

К принципам международного частного права относятся:

1) принцип экстерриториального применения национального законодательства, в соответствии с которым иностранное законодательство подлежит применению в Республике Беларусь для непосредственного регулирования определенных правоотношений в порядке и на условиях, установленных в международных договорах и законах Республики Беларусь;

2) принцип обеспечения баланса между защитой интересов государства и реализацией прав и законных интересов частных субъектов международного частного права, в соответствии с которым реализация прав частных субъектов международного частного права в исключительных случаях может быть ограничена только в целях защиты интересов Республики Беларусь, при этом указанные ограничения должны быть прямо установлены международными договорами или законами Республики Беларусь;

3) принцип предоставления государством иностранным субъектам определенных правовых режимов, в сответствии с которым международными договорами и законами
Республики Беларусь для иностранных субъектов устанавливается особый порядок осуществления их деятельности (правовой режим), обеспечивающий возможность их участия в частноправовых отношениях на территории Республики Беларусь;

4) принцип сочетания международного и национального нормативного регулирования, в соответствии с которым при регулировании частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, применяются международные договоры и законы Республики Беларусь с учетом требований, указанных в пункте 2 настоящего постановления;

5) принцип добросовестности и разумности участников правоотношений, в соответствии с которым субъекты международного частного права в процессе реализации предоставленных прав и исполнения возложенных обязанностей должны действовать добросовестно и разумно постольку, поскольку это вытекает из существа частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, и обеспечивает возможность их надлежащего правового регулирования;

6) принцип автономии воли сторон, в соответствии с которым участники частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, вправе самостоятельно определить право, применяемое к регулированию их правоотношений, в порядке и на условиях, предусмотренных международными договорами и законами Республики Беларусь;

7) принцип применения государственными судебными учреждениями процессуальных норм страны суда, в соответствии с которым при разрешении споров, вытекающих из частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, суды Республики Беларусь руководствуются процессуальными нормами Республики Беларусь;

8) принцип коллизионного регулирования, в соответствии с которым при разрешении частноправовых споров, осложненных иностранным элементом, применимое право может определяться коллизионными нормами, установленными международными договорами и законами Республики Беларусь;

9) принцип применения негосударственных форм регулирования правоотношений, в соответствии с которым при разрешении частноправовых споров, осложненных иностранным элементом, могут применяться особые нормы и правила негосударственного происхождения, вырабатываемые в процессе международного частноправового взаимодействия.».

Список использованных источников

1. Богуславский, М. М. Международное частное право: учебник / М. М. Богуславский. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Междунар. отношения, 1994. — 414 с.
2. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 дек. 1998 г. № 218-З: принят Палатой представителей 28 окт. 1998 г., одобр. Советом Респ. 19 нояб. 1998 г. [Электронный ресурс] // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2018.
3. Коллизионное право Республики Беларусь: состояние и перспективы / Е. В. Бабкина [и др.]. — Минск: Белпринт: Бизнесофсет, 2014. — 304 с.
4. Колобов, Р. Ю. Основы построения и функционирования международного частного права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 / Р. Ю. Колобов; Иркут. гос. ун-т. — Иркутск, 2006. — 25 с.
5. Котова, Л. В. К вопросу о принципах международного частного права / Л. В. Котова // Актуальные проблемы рос. права. — 2007.— № 1. — С. 688—694.
6. Леанович, Е. Б. Международное частное право: учеб. пособие / Е. Б. Леанович. – Минск: ИВЦ Минфина, 2008. — 360 с.
7. Лунц, Л. А. Курс международного частного права. В 3 ч. Ч. 1: Международное частное право. Общая часть / Л. А. Лунц. — М.: Госюриздат, 1959. — 280 с.
8. Международное частное право: современные проблемы / Н. Р. Баратянц [и др.]. — М.: Право, 1994. — 507 с.
9. Международное частное право: учебник / Г. К. Дмитриева [и др.]; отв. ред. Г. К. Дмитриева. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2016. — 680 с.
10. О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц: постановление Пленума Высш. Хоз. Суда Респ. Беларусь от 31 окт. 2011 г. № 21 [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.
11. Тихиня, В. Г. Международное частное право / В. Г. Тихиня. — Изд. 5-е, перераб. и доп. — Минск: Право и экономика, 2003. — 408 с.
12. Толочко, О. Н. Принципы международного частного права / О. Н. Толочко // Белорус. журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2001. — № 2. — С. 24—28.

Статья поступила в редакцию в мае 2018 г.

 
 
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев